All for Joomla All for Webmasters
  • Email : kubanplazdarm@gmail.com

  • Phone : +7 918 000 111 2    

Среда, 22 июля 2015 18:00

Возвращение из последнего боя

Автор 
Оцените материал
(6 голосов)

Несколько месяцев, после обнаружения обломков истребителя Як-1 с останками летчика, шла документальная работа. Поднимались акты передачи самолетов, боевые донесения, списки потерь, свидетельства. Удалось свести все воедино, и установить имя пропавшего без вести летчика.

В конце апреля 2015 года к нам поступила информация об обнаружении обломков самолета и останков летчика вблизи ст. Неберджаевская Крымского района. Уже на следующий день 27.04.2015 г. силами двух поисковых организаций «Кубанский плацдарм» и «Кавказ» была проведена поисковая экспедиция на место падения.

            По характерным обломкам конструкций самолета удалось установить его тип. Им оказался истребитель советского производства Як-1. Судя по всему, самолет падал с небольшой высоты и под острым углом, поскольку глубина воронки в месте удара о землю не превышала одного метра.

Большое количество стреляных гильз от бортового вооружения указывало на то, что в последнем своем боевом вылете пилот выл воздушный бой с противником. С останками летчика были найдены изуродованные при ударе элементы парашютной системы, запасная обойма к пистолету ТТ, наручные часы и пуговицы от гимнастерки РККА со звездами.

Среди множества обломков удалось обнаружить фрагмент мотора М-105 с частично сохранившимся заводским номером П125-4, далее  номер обломан при ударе.

            При помощи нашего коллеги Сергея Кузнецова, без преувеличения лучшего специалиста в нашей стране по самолетам Як, было установлено, что авиационным заводом № 292 в г. Саратов, выпускавшим в годы войны самолеты Як-1, было произведено 24 машины с похожими номерами моторов, 11 из которых поступили на вооружение частей, воевавших на юге нашей страны.

            Анализ фронтовой судьбы этих самолетов не дал желаемых результатов и 1 мая был произведен повторный выезд на место падения. На этот раз удалось найти лючок с выбитым на нем заводским номером боевой машины 1374.

            По данным архивов завода № 292 НКАП СССР самолет Як-1 № 1374 с мотором М-105 № 464 был выпущен 16.06.1942 г. и отгружен с завода в распоряжение 894 ИАП ПВО 20.06.1942 г. Через несколько дней 05.07.1942 г. полк убыл на Западный фронт и никогда не дислоцировался на территории Краснодарского края.

            Каким же образом Як-1 № 1374 мог оказаться под станицей Неберджаевской? Ответ на этот вопрос, благодаря нашему московскому коллеге, имеющему огромный опыт работы в архивах, нашелся в документах 894 ИАП. Оказывается, что уже 21.06.1942 г. в полк поступила срочная телеграмма командира Воздушной Армии о передаче 20 новеньких Яков из состава 894 ИАП в распоряжение 247 ИАП, убывающего на фронт. Передача состоялась 23.06.1942 г., однако при перегоне на одном из самолетов проявились заводские неполадки, и он был направлен в ремонт, но остальные 19 машин, в том числе Як-1 № 1374, были приняты в состав полка и вскоре перелетели на аэродром базирования Анапа.

            В это время основная часть 247 ИАП сражалась в осажденном Севастополе, входя в состав 3-й Особой авиационной группы (Севастопольская авиагруппа). Полк вошел в состав ОАГ 28.05.1942 г. и оборонял Черноморскую твердыню практически до последнего дня обороны города. Самолеты 247 ИАП покидали аэродром на мысе Херсонес в числе последних 30.06.1942 г.

            Полученные в Саратове самолеты должны были усилить Севастопольскую авиационную группировку, но к моменту прибытия полка на Кубань, уже было ясно, что Севастополь обречен и Яки оставались на аэродроме Анапа вплоть до 01.07.1942 г., после чего передислоцировались на аэродром Славянская, где находились до 11.07.1942 года, когда полк был передан в состав 5 Воздушной армии и перелетел на другой фронт. В документах 3-й ОАГ указано, что крайний раз пополнение материальной части поступало в осажденный Севастополь 21.06.1942 года, т.е. еще до передачи Як-1 № 1374 из состава 894 ИАП в состав 247 ИАП и его убытия на фронт. Я так подробно описываю события и даты, поскольку в последующем эта информация сыграет решающую роль в установлении имени пилота найденного нами самолета.

            Изучая документы 247 ИАП мы установили, что за период с 23.06.1942 г. по 11.07.1942 г. полк потерял не вернувшимися с боевых заданий двух пилотов. Один из них лейтенант Головков 30.06.1942 г. вылетел с аэродрома на мысе Херсонес в направлении Анапы, но в часть не прибыл. Это был один из последних самолетов поднявшихся в воздух с аэродрома Херсонес. В этот день на «большую землю» вылетели две группы, в общей сложности 32 самолета, в том числе командующий ВВС ЧФ генерал-майор Ермаченков. Это было все, что осталось от 3-й ОАГ, насчитывавшей еще месяц назад на момент создания 25.05.1942 г. 161 боевую машину.   

            Версия с лейтенантом Головковым была исключена из возможных вариантов именно по той причине, что материальная часть 3-й ОАГ не пополнялась новыми самолетами после 21.06.1942 года и Як-1 № 1374 никак не мог попасть в Севастополь и пилотироваться лейтенантом Головковым.

            Вторым пилотом 247 ИАП не вернувшимся с боевого задания за время базирования полка на Кубани, был сержант Неклюдов, который 09.07.1942 года вылетел на разведку войск противника в район Керченского полуострова.

            В документах 247 ИАП указано, что группа из 10 Як-1 под командованием капитана Смагина в составе старшего лейтенанта Базанова, пилотов Буряк, Неклюдов, Карнач, Матиенко, Федоров, Астахов, Коса и Шмырев в период 11.40 – 12.50 вылетели на разведку войск и аэродромов противника в районах Марфовка, Багерово, Керчь. На обратном пути на маршруте в районе Марфовка встретили 6 Ме-109, с которыми вступили в бой. В результате воздушного боя не вернулся пилот сержант Неклюдов. Все остальные экипажи привезли ценные сведения и благополучно произвели посадку.

            Из списка безвозвратных потерь личного состава 247 ИАП за июль 1942 года:

            «Неклюдов Михаил Александрович, сержант, пилот 247 ИАП, 1921 г.р., уроженец г. Колпашев Новосибирской области, не вернулся с боевого задания 09.07.1942 г. Отец – Неклюдов Александр, проживал по адресу: Новосибирская обл., г. Колпашев, госбанк».  

Таким образом, с очень большой вероятностью именно останки сержанта Неклюдова были обнаружены нами среди обломков самолета Як-1 вблизи станицы Неберджаевская. На основании собранного материала мы попытались воссоздать картину его последнего боя.

Но прежде чем изложить свои мысли, необходимо обратить внимание на еще один существенный факт: никто из немецких летчиков не заявил в этот день об одержанной им победе над истребителем Як-1 ни в Крыму, ни на Кубани. На мой взгляд это имеет существенное значение для обоснования дальнейшего изложения версии воздушного боя, произошедшего в районе населенного пункта Марфовки юго-западнее Керчи.

События вполне могли развиваться таким образом, что сержант Неклюдов получил ранение, вследствие чего был вынужден выйти из боя на самолете, не имеющем видимых повреждений в виде шлейфа дыма или другого признака, указывающего на невозможность дальнейшего участия в бою, и именно поэтому немецкие пилоты не указали в своих рапортах о сбитом ими советском истребителе. Обычно немецкие летчики преследовали одиночные самолеты, отбившиеся от группы, поскольку они становились для них легкой добычей, но в этот раз был другой случай. Шел воздушный бой 10 Як-1 против 6 Ме-109 и пара «мессеров» погнавшись за Яком, была бы вынуждена оставить поле боя, перевесив численную чашу весов в пользу советских истребителей девять к четырем.

Разница в курсах от места воздушного боя к аэродрому базирования Славянская и фактическим курсом самолета Неклюдова после выхода из боя составляет 20 градусов. Даже для вполне здорового летчика, но плохо знакомого с театром боевых действий и совершенно не имеющего опыта полетов над морем, которым и был сержант Неклюдов, это допустимая погрешность, а как мы предполагаем, ко всему прочему он был тяжело ранен. Достигнув берега, самолет шел над горами фактически на бреющем полете, медленно теряя высоту, пока не столкнулся с землей. Возможно, в этот момент пилот уже был мертв, либо находился без сознания, поскольку именно этим обстоятельством можно было бы объяснить небольшую высоту и угол падения самолета.

Нельзя сбрасывать со счета и погодные условия. Низкая облачность и сильный боковой ветер так же могли способствовать дезориентации пилота и привести к крушению самолета.  

В настоящее время организованы поиски родственников летчика, после чего будет решен вопрос о времени и месте захоронения его останков. В случае необходимости, по желанию родственников, может быть проведена экспертиза ДНК для подтверждения имени пилота.      


Евгений Порфирьев

Прочитано 2013 раз Последнее изменение Среда, 22 июля 2015 18:27

Комментарии

Редактор

Не прошло и нескольких дней после установления имени летчика, как нашим специалистом по поиску родных Галиной Мастипан, найдена правнучка Неклюдова.
Она проживает в Новосибирской области, в городе Анжеро-Судженск.

Добавить комментарий

Защитный код