All for Joomla All for Webmasters
  • Email : kubanplazdarm@gmail.com

  • Phone : +7 918 000 111 2    

Вторник, 29 декабря 2015 14:04

Он завалил "Юнкерс" над Дюрсо

Автор 
Оцените материал
(3 голосов)

В результате проведённой работы обнаружены места падения двух самолетов, а также установлены их тип, обстоятельства гибели, имена и судьба экипажей.

В течение 2015 года Краснодарской краевой общественной поисковой организацией «Кубанский плацдарм» было проведено обследование территории прилегающей к населенному пункту Дюрсо муниципального образования город-герой Новороссийск с целью установления мест падения самолетов в годы Великой Отечественной войны.
В результате проведённой работы обнаружены места падения двух самолетов, а также установлены их тип, обстоятельства гибели, имена и судьба экипажей.
Обследование обломков первого самолета позволило идентифицировать его как бомбардировщик немецкого производства Ю-88.

В конце 90-х и начале 2000-х годов место падения активно посещалось сборщиками металлолома, в связи с чем по состоянию на 2015 год сохранился коленвал одного из двух моторов и немногочисленные фрагменты обшивки фюзеляжа. В то время, как еще в 2003 году, со слов местных жителей, на месте падения находились оба мотора, стойки шасси, редукторы винтов и крупные фрагменты фюзеляжа.


Установить обстоятельства боя, в ходе которого был сбит этот самолет, удалось благодаря воспоминаниям непосредственных участников этих событий, собранных в книге В.В. Козлова и К.А. Обойщикова «В гремящем небе Кубани», вышедшей в свет 2001 году.    
В книге «В гремящем небе Кубани» этот эпизод описан так:
«В памяти тех, кто сражался за Новороссийск осталась картина героического воздушного боя командира авиаэскадрильи А.А. Алалыкина. 2 июля 1942 года день казался нелетным. С утра небо затянуло низкими облаками, пошел дождь. Налета вражеской авиации не ожидали. Но гитлеровцы, как потом стало известно, собрав лучшие, наиболее подготовленные экипажи, решили воспользоваться плохой погодой и появиться над городом внезапно. Они рассчитывали, что советские истребители в такую погоду не смогут оказать противодействия. Наши же дежурные экипажи находились в готовности номер один: летчики – в самолетах, техники, механики и оружейники – в непосредственной близости.
От постов ВНОС никаких сигналов на КП не поступало. И вдруг до слуха донесся характерный, завывающий шум моторов самолетов противника. Вражеские летчики, используя облачность, с приглушенными моторами приближались к городу. Вот один за другим из-за облаков стали появляться фашистские самолеты. Взревели моторы наших «ястребков», быстро понеслись они на перехват врага, а из облаков вываливались все новые и новые стервятники. Самолеты противника шли на город с нескольких сторон. Силы были явно неравными. И у людей, наблюдавших с земли, вызвал восхищение маленький краснозвездный истребитель, дерзко врезавшийся в строй шестнадцати бомбардировщиков. Пулеметными трассами, словно огненным мечом, рассекал он вражеский строй. Это был самолет А.А. Алалыкина. Ручка сектора газа дана до упора вперед, в сетке прицела – ведущий группы «юнкерсов». Вот она перед глазами – ненавистная черно-белая свастика. Очередь, другая… Отчаянно отстреливается фашистский стрелок-радист, но снайперская точность нашего летчика завершает схватку.
- Я убил его, - рассказывал по возвращении Алалыкин. Он это сказал просто, как будто пристрелил бешенную собаку. – Теперь «юнкерс» был беззащитен. Я еще дал несколько коротких очередей из пулеметов. Тот задымил, и охваченный пламенем, провалился у меня под плоскость. Глянул: подо мной Черное море. Ну все, пошел рыб кормить!
Дальнейшими дерзкими атаками летчик внес замешательство в ряды противника, расстроил их боевой порядок. Бомбардировщики, не дойдя до цели, сбросили бомбы в море и повернули на запад. А.А. Алалыкин продолжал их преследовать и атаковал второй бомбардировщик противника, находившийся метрах в пятидесяти над ним. Вдруг пулеметы старшего лейтенанта замолчали: расстрелян весь боекомплект. Зато вражеский пулемет неистовствовал.
- Я вижу огненные трассы выше, правее меня. Что-то неладное происходит с мотором моего самолета. – рассказывая Александр Алексеевич как бы заново переживал бой – но у меня в резерве реактивные снаряды. Пуская одну пару, вторую… Вылетают только три, вражеская пуля перебила электропроводку к четвертому.
Пулеметный огонь противника прекратился. Бомбардировщик врага задымил. А.А. Алалыкин увидел выпрыгнувших из него и повисших на парашютах над морем двух летчиков. Вражеский самолет пошел над морем со снижением и врезался в склон горы северо-западнее Дюрсо.
Прошло всего десять минут с начала боя. Нервы напряжены до предела, а тут еще пулеметным огнем противника у нашего истребителя пробило масляный бак. Маслом заливало козырек кабины самолета и очки пилота. И только благодаря прекрасной летной подготовке и самообладанию А.А. Алалыкин не растерялся. Он вынужден был выйти из боя и со снижением взял курс на ближайший аэродром. Мотор чаще стал давать перебои. Вдобавок на подходе к берегу самолет Алалыкин атаковал немецкий истребитель Ме-109. У нашего летчика израсходован боезапас, и он идет в лобовую атаку. Фашист не выдерживает и удирает. Старший лейтенант еле-еле дотянул до аэродрома около Анапы. Мотор при посадке совсем заглох. Беглый осмотр показал, что самолет в бою получил серьезные повреждениями требует ремонта. Воспользовавшись попутным самолетом связи наших соседей-авиаторов, Алалыкин вернулся на свой аэродром в Гайдуке.
Важно было знать, какие авиационные подразделения имеет противник на юге, изъять у летчиков, которые выбросились на парашютах, документы, посмотреть на остатки рухнувшего на землю Ю-88. И мы с Алалыкиным и техником-лейтенантом Н.И. Митрофановым отправились к месту падения самолёта.
В пос. Абрау-Дюрсо неподалеку от берега нас встретили рыбаки-колхозники. Почти весь поселок сбежался, узнав, что мы из летной части. Рыбаки поздравляли Алалыкина с победой над сильным врагом. Они, как и воины погранотряда, были свидетелями неравного боя одного нашего истребителя с шестнадцатью «юнкерсами», из которого наш летчик вышел победителем. Колхозницы А.Васькова, Г.И. Горбачева, С.Л. Гусаренкова и бойцы береговой охраны – пограничники сержант Федосеев, красноармейцы Данелюк и Сутарь наперебой рассказывали, как развертывался этот поединок, поздравляли старшего лейтенанты Алалыкина. А какая-то старушка, подойдя поближе, обняла его и громко сказала:
- Только таким, сыночек, как ты, героям носить красные ордена советские ордена. Уж больно ты смелый!
Проводить нас к месту падения вражеского самолета вызвался сын рыбака, мальчик лет пятнадцати, как мы потом убедились, отлично ориентировавшийся в запутанных горных тропах.
Наконец мы у цели. Перед нами лежала разбитый и обгоревший «юнкерс», нашедший себе могилу в Кавказских горах. Моторы и другие металлические части самолета были сильно оплавлены, на ветках кое-где висели куски капота. Метрах в пятидесяти от них лежала хвостовое оперение, справой стороны которого виднелись цифры – 66.
Два вражеских летчика, спустившихся на парашютах, были подобраны катером береговой охраны. Капитан пограничников рассказал, что один из них, оказавшийся пилотом, был награжден Железным крестом и имел именное оружие. При нем была летная карта и карманного формата книга Ницше «Так говорил Заратустра»…».


По информации немецких архивов, в этот день 02.07.1942 года, не вернулся с выполнения боевого задания в районе Новороссийска самолет Ю-88 из состава KG51 "Edelweiss". Экипаж: Gefr. Wistuba Erich, Ogefr. Poetscher Wilhelm, Uffz. Gburek Kurt и Gefr. Becker Edwin, числится пропавшим без вести.
В документах Центрального архива Министерства обороны РФ также имеется документальное подтверждение этого боя. В наградном листе, составленном на командира авиационной эскадрильи 628 ИАП старшего лейтенанта Алалыкина Александра Алексеевича, среди прочих заслуг, упоминаются и эти два Ю-88, сбитых им в воздушном бою 02.07.1942 года.
Указом Президиума Верховного Совета ССР от 14.02.1943 года старший лейтенант Алалыкин Александр Алексеевич был награжден орденом «Ленина».

 


К сожалению, заслуженную награду Александр Алексеевич получить не успел. Спустя месяц после описываемых событий, 01.08.1942 года он погиб от осколка бомбы на аэродроме Тихорецк при налете авиации противника.

К этому моменту на его счету было уже четыре сбитых фашистских бомбардировщика.

"Кубанский плацдарм", Евгений Порфирьев.

Прочитано 1321 раз Последнее изменение Вторник, 29 декабря 2015 19:34

Похожие материалы (по тегу)

Добавить комментарий

Защитный код