All for Joomla All for Webmasters
  • Email : kubanplazdarm@gmail.com

  • Phone : +7 918 000 111 2    

Понедельник, 25 января 2016 11:21

Рассказ о женщине-штурмовике. Часть первая

Автор 
Оцените материал
(6 голосов)

Она потеряла мужа - Алексей Орехов не вернулся с боевого задания. Она кормила своего сына, на крыле Ил-2. Она стала летчиком-штурмовиком - сорок боевых вылетов. О ней писали фронтовые газеты - дважды орденоносец. Она погибла в бою, защищая небо Кубани.

О Варе Ляшенко не раз было написано в современных источниках. Где кратко, где с небольшими подробностями. То, что я расскажу, собиралось более года. Мной, моими товарищами. И наверное, на сегодняшний день, это будет наиболее полный и правдивый материал. Я разобью его на части – потому, что много нужно рассказать.


Часть первая.
В конце лета 2015 года, работая на обнаруженном месте падения штурмовика Ил-2, среди обломков бронекапсулы, мы нашли останки летчика. Маленького роста. Одного. Но прежде чем поведать о днях сегодняшних, я вернусь в 1943 год. И к тому, что было раньше.


Родилась Варвара Савельевна Ляшенко в Николаеве. Школа, потом – аэроклуб. Летчицей она стала в 1937-ом, окончив Херсонскую школу летчиков-инструкторов. Тогда ей исполнилось двадцать лет. В 1941-ом, она уже инструктор летной школы в Алма-Ате. Там же, она познакомилась с летчиком Алексеем Ореховым. И мирным еще летом, сыграли свадьбу.

Выпуск Херсонской школы. В трерьем ряду слева - Варя.

1941 год, Алма-Ата. Варя - инструктор, среди курсантов 2-й летной группы.


А потом началась война. С первых дней войны Варя с мужем просились на фронт, преподавательский состав не отпускали, надо было учить и готовить летчиков. Только в начале 1942 года Алексею разрешили воевать. Семья Вари, мать и сестра, перебралась в Краснодарский край, Украина была уже оккупирована. В некоторых источниках, совершенно беспочвенно написано, что Варя летала и воевала до рождения сына. Что она прилетела домой, и по располневшей талии ее сестра и мать поняли, что с ней, и буквально через несколько дней, буквально перед оккупацией Краснодара, Варвара родила. Это не так. Мать Вари перебралась в Краснодар только после его освобождения. 12 августа 1942 года, из Сухуми в Адлер, Варе отправлен денежный перевод, а в Краснодаре в это время уже идут бои.


Да, Варя была беременна. И родила она, скорее всего в Адлере. На свет появился Саша Орехов. Но до рождения сына, Варвара не воевала. Документы награждений точно указывают – «В Великой отечественной войне участвует с августа 1942 года».


Я не знаю точно, когда отпущенный в краткий отпуск по ранению, с незажившей раной, Варвару с сыном нашел ее муж. летчик-истребитель Алексей Орехов. Скорее всего, это было именно в Адлере. Сохранились сведения, что он успел подержать сына на руках. А потом опять вернулся на фронт. По воспоминаниям летчика Скоморохова, о котором я расскажу ниже, Алексей нашел Варвару буквально через несколько дней после рождения сына.
Сашке было около месяца, а его мама опять села за штурвал У-2. Как удалось установить по документам военного архива – с 10 августа 1942 года она служит в 502 ШАП. Полк базировался на аэродроме Адлер. Возила пакеты, офицеров связи. За малышом ухаживала ее сестра. В небе над Кубанью, летчики гибли десятками за день. И каждый живой был на счету…
Так же я не знаю, когда Варвара получила страшную весть.


Работая по судьбе ее мужа, мы нашли предельно мало сведений. Он не вернулся с боевого задания 18 августа 1942 года. Очевидно, о смерти Алексея, Варя узнала лишь несколько недель, а скорее – несколько месяцев спустя. По адресу проживания ее нет. Краснодар занят немцами. Военная почта – идет долго…
В документах – неточность. 6-й отдельный учебно-тренировочный (а не транспортный) авиационный полк, летом 1942 года, входил в состав 4-й воздушной армии. Алексей продолжал учить молодых летчиков. И воевать. Пока мы не установили, где и как он погиб. Может быть, прочитав этот рассказ, откликнется кто либо из коллег-поисковиков или краеведов, местных жителей.

В 1944 году  мать Варвары, обращалась в военкомат - оформить пенсию на оставшегося сиротой внука.


Бить врага. Тогда это было порывом, состоянием души, острием ненависти к топтавшим нашу землю фашистам. Мстить за отцов, мужей, детей. И Варвара попросилась с «кукурузника» на штурмовик.


Женщина за штурвалом «летающего танка» - Ил-2? Это само по себе было невероятным. К слову, всего две женщины-штурмовика воевали на Кубани. Варвара Ляшенко и Анна Тимофеева-Егорова. В общем, когда командир 502 штурмового авиаполка прочитал рапорт Вари, он ответил отказом. На штурмовик? Имея маленького сына на руках? Но позднее решение было изменено. Варя была опытным летчиком, инструктором, к тому моменту - 40 боевых вылетов на У-2 в составе 502 ШАП, ни одного невыполненного задания. За нее вступились и просили командира девушки из БАО – заряжальщицы, укладчицы парашютов. Наконец, на аэродроме служила ее сестра. Все девчонки говорили, что на время вылетов, они будут присматривать за Сашкой. Думаю, что командир части тоже был человеком, и понимал, каково приходится женщине, потерявшей мужа. Летчика.
После нескольких месяцев обучения, перегона полученного ей Ил-2 из Куйбышева в сложных метеоусловиях, Варвара 15 января 1943 года стала летчиком-штурмовиком. При этом, оставаясь матерью маленького сына, все свободное время проводя с ним. Когда она была на учебе или боевых заданиях, Сашку нянчила сестра Александра, да девчонки аэродромной службы.

Из книги-воспоминаний "В гремящем небе Кубани": "Наконец получено первое боевое задание. Варя летит на штурмовку вражеских позиций под Туапсе. Она смело вела себя в бою, а потом, с каждым вылетом совершенствовала летное мастерство, действовала отчаянно и смело. Летчики всячески оберегали Варю.Они видели, как она рисковала, выходя на цель. Молодая женщина, заряжала их отвагой, а в промежутках между вылетами, бежала кормить грудью малыша. Иногда сестра или мама, приносили ребенка прямо к самолету..."
Спустя месяц она получает первый орден – Отечественной войны I-й степени.


502 ШАП перебазировался в Майкоп, потом на аэродром Белореченская. И там Варю фронтовые небесные дороги свели с летчиком-истребителем Скомороховым Николаем Ивановичем. После войны, он много сделает для памяти о Варваре. Летчик с позывным «Скоморох», не раз в составе истребителей прикрытия, сопровождал штурмовики полка на боевые задания. В его фронтовых воспоминаниях несколько эпизодов посвящены летчице Ляшенко. К тому времени Варя - уже командир звена.
Дважды Герой Советского Союза маршал авиации Н.М.Скоморохов:
"...Варя владела самолетом мастерски. Ее ведомые любили и понимали своего командира и старались, видимо, вовсю, так как строй был плотный, атаки смелы, дерзновенны. Над целью они делали, как правило, так много заходов, что еле-еле хватало горючего для того, чтобы добраться до своего аэродрома в Майкопе. Иногда и без горючего садились на наш аэродром. После подобных полетов в нашем сознании что-то переворачивалось, происходила переоценка собственных возможностей. Как много значит иной раз встреча с таким человеком! В нашей школе мужества, сама того не зная, лучшим педагогом стала именно Варвара Савельевна Ляшенко. То, что сделала для нас она, ничем не взвесить, не измерить. Она вошла прочно в наши сердца, чтобы нас сделать чище, сильнее, самоотверженнее..."


Полк перебазируется в освобожденный Краснодар. Только с этого аэродрома у Вари – 12 боевых вылетов на штурмовку противника.
Армейская газета, от 8 марта 1943 года с фотографией Вари: "Отважная дочь советского народа Лейтенант В. Лященко успешно громит фашистскую нечисть. На её боевом счету 41 вылет на штурмовку живой силы и техники противника".


41 боевой вылет на Ил-2. Это при том, что средняя «жизнь» летчика-штурмовика в середине войны, составляла 15 вылетов…
Орден Отечественной войны. И Орден Красного знамени.


Скорее всего, Варя не успела получить Орден Красного знамени. Как видно из приказа, окончательно он подписан 3 мая 1943 года. А именно 3 мая Варвара Савельевна Ляшенко не вернулась с боевого задания.


И донесение заместителя командира полка по политической части Майора Шрамова, было уже посмертным.
"Лейтенант Ляшенко Варвара Савельевна, кандидат ВКП(б) с 1943 года, имеет 12 боевых вылетов, за проявленные мужество и отвагу в борьбе с немецкими оккупантами дважды награждена правительственными наградами".

Вырезка из послевоенной газеты.



Это был второй Варин вылет в этот день. А потом был третий. Последний.

Из воспоминаний Скоморохова Н.И.
«… а 6 Мая того же года как гром среди ясного неба нас поразила трагическая весть: Варя Ляшенко погибла. Этому никто не хотел верить. Мы попросили командира полка связаться со штабом дивизии, уточнить: так ли это ? Оказалось, всё правда. Варя вместе со своим стрелком - радистом погибла в районе станицы Крымской. Сбитый прямым попаданием зенитного снаряда "Ил" упал на северо - восточные скаты высоты 117,0.
В полку штурмовиков состоялся по этому поводу траурный митинг. Мы не были на нём, но траур носим в душе до сих пор. Каких людей безжалостно забрала война! Зная привязанность лётчиков к Варе Лященко, комиссар полка порекомендовал поэскадрильно провести беседы: "Отомстим фашистам за смерть отважной боевой лётчицы!". Это были беседы, каждое слово которых обжигало нас, звало к мщению. Варя стала в нашем сознании в один ряд с Зоей Космодемьянской, Василием Клочковым, и за её гибель врагу воздалось сполна.»


Круговерть военных дней, годы прошедшие после войны, конечно, отражаются на точности воспоминаний. Скоморохов ошибся в дате – 6 мая. Так же – в определении высоты, где упал штурмовик. И ошибся в том, что Варя погибла вместе со своим стрелком-радистом. Он был убит в предыдущем вылете, а скорее – даже днем раньше. И нам удалось, с помощью коллег найти этому документальное подтверждение.
Стрелок-радист на штурмовике Ил-2, выражаясь современным определением – был расходным материалом. Если летчик был защищен со всех сторон бронекапсулой, которая уверенно защищала его от пулеметных пуль и осколков снарядов, то стрелок радист находился вне броневой защиты – за летчиком, в деревянной хвостовой части фюзеляжа. А подавляющее число атак на самолет, шло именно сзади. И очень часто, штурмовики возвращались на аэродром с убитым стрелком. Их катастрофически не хватало, и хотя приказ запрещал вылет без стрелка, бывало в напряженной боевой обстановке, летчики вылетали без него, надеясь на истребители прикрытия.
3 мая 1943 года, эскадрилья капитана Сивочуба, где командиром звена была Варвара Ляшенко, делает третий за это утро вылет на штурмовку войск противника в район Крымская. С боевого задания не возвращаются два штурмовика. Комэска Сивочуба, и Варин. Варе было 26 лет.


Продолжение – во второй части.


Январь 2016 года, Алексей Кривопустов, «Кубанский плацдарм».
 

Прочитано 1618 раз Последнее изменение Среда, 27 января 2016 15:01

Комментарии

Добавить комментарий

Защитный код