All for Joomla All for Webmasters
  • Email : kubanplazdarm@gmail.com

  • Phone : +7 918 000 111 2    

Вторник, 09 февраля 2016 06:24

Самолет Дмитрия Калараш

Автор 
Оцените материал
(10 голосов)

Як-1? Як-7? Только вторая экспедиция на место падения истребителя позволила точно установить его тип, обнаружить на фрагментах самолета заводские номера. Но самый неожиданный результат нас ждал, когда были получены документы. И мы узнали, кому принадлежал Як-7Б,  разбившийся 29 октября 1942 года…

Начало 2016 года отметилось еще одной знаковой исторической находкой «Кубанского плацдарма» в области авиации. И хотя останков пилота среди обломков самолета обнаружено не было, тем не менее сам по себе факт обнаружения места, которое краеведы и поисковики искали долгие годы, заслуживает внимания и отдельной статьи.

Экспедиция на гору Индюк в Туапсинском районе Краснодарского края, была проведена силами нашей сочинской группы 17 января 2016 года в тот же день, когда вторая часть «Кубанского плацдарма» работала в Крымском районе на месте падения Аэрокобры Р-39Д младшего лейтенанта Едника.

Собранные на склоне горы Индюк обломки советского самолета, поначалу даже не смогли идентифицировать. Клейма на дюралевой обшивке небыли похожи ни одни другие, ранее исследованные нами на местах падения советских самолетов. В тоже время остатки боекомплекта 12.7-мм пулемета УБ и 20-мм пушки ШВАК однозначно указывали на отечественное происхождение машины. В процессе обследования территории, прилегающей к воронке на месте падения, были найдены две таблички с указанием завода производителя № 153 НКАП СССР и даты выпуска – апрель 1942 года. Окончательно ответ на вопрос о типе самолета был найден на лентоприёмниках пулеметов УБ. Именно на них был дважды продублирован один и тот же заводской номер 820201, характерный лишь для одного типа самолетов Як-7.

Летом 1942 года на авиационном заводе № 82 НКАП СССР в Тушино, из запчастей, полеченных с эвакуированного завода № 153, было собрано несколько десятков самолетов Як-7б, получивших соответствующую нумерацию. В первой половине августа 1942 года 27 машин этого типа были направлены в войска. В числе прочих, три самолета были получены на вооружение 628 ИАП ПВО, в обязанности которого входила защита воздушного пространства в небе над наиболее важными объектами Кубани, в частности городами Краснодар, Новороссийск, Тихорецк и Туапсе.
Однако, уже в конце августа 1942 года полк убыл на переформирование, передав оставшиеся самолеты 518-му ИАП, на вооружении которого в этот период были самолеты, полученные из различных частей, убывавших на переформирование и собранные в ремонтных мастерских из имевшихся в наличии узлов и агрегатов. В последствии 518 ИАП тоже отправился на переформирование, передав свои оставшиеся самолеты различным полкам 236 ИАД.

К сожалению, документы по учету самолетно-моторного парка 5 воздушной армии за период лето-осень 1942 года практически не сохранились. Собирать информацию приходилось буквально по крупицам из различных источников. Иногда среди множества совершенно бесполезных с поисковой точки зрения документов в делах встречались приказы об исключении из состава части самолетов и моторов, потерянных при боевой работе или в журнале боевых действий писарь потрудился указать номера самолетов, участвовавших в выполнении того или иного боевого задания. Но, самолета Як-7б № 820201 нигде упомянуто не было.

Благодаря помощи нашего коллеги и большого специалиста по самолетам типа Як Сергея Кузнецова удалось установить, что в конце октября 1942 года на самолетах Як-7б, выпущенных заводом № 82, происходила плановая замена звеньесборников. До наших дней сохранились ведомости ремонтных мастерских, осуществлявших соответствующую замену деталей, но самолета Як-7б с номером № 820201, среди прошедших обслуживание, не было. Это позволяло определить верхнюю границу временного интервала, в котором самолет был потерян.

Итак, мы имели несколько полков, в составе которых теоретически мог находиться найденный Як-7б и достаточно обширный временной интервал с середины августа по конец октября 1942 года, когда самолёт мог бить сбит при выполнении боевого задания.
Очень часто немецкие пилоты в своих донесениях, составленных по результатам воздушных боев с нашими летчиками, ошибочно указывали самолеты Як-7 как Як-1 из-за их внешней конструктивной схожести, особенно в начальный период Битвы за Кавказ, когда на вооружении ВВС 5 ВА и Черноморского флота насчитывалось всего несколько экземпляров самолетов Як-7. Возможно именно поэтому анализ немецких донесений о сбитых советских самолётах в районе Туапсе, не дал желаемых результатов и как выяснилось в последствии, найденный нами Як-7, был указан немцами, как сбитый Як-1. Но, все это выяснится позже, а пока мы продолжали рыться в архивах.

В конце концов наши усилия были вознаграждены. Командир сочинской группы «Кубанского плацдарма» Александр Гартман нашел в архивных записях упоминание о том, что в соответствии с Приказом по 236 ИАД № 102 от 10.09.1942 года самолет Як-7б № 820201 был передан из 518 ИАП в Управление 236 ИАД. Это в корне меняло все дело! Достоверно известно, что в составе Управления 236 ИАД был всего один самолет Як-7 и его пилотом был штурман дивизии подполковник Калараш. 29.10.1942 года его самолет был сбит в бою с «мессерами», пилот сумел выброситься с парашютом, но вскоре скончался от полученных ранений.

Дмитрий Калараш у того самого истребителя Як-7

По всем первоисточникам того времени, в частности Донесением о безвозвратных потерях в частях 5 ВА за октябрь 1942 года и УПК летчика, подполковник Калараш Дмитрий Леонтьевич погиб в воздушном бою с истребителями противника и был захоронен на территории г. Сочи в с. Лазаревское в саду во дворе дома по улице Ворошилова, 4.

Более того, в сети Интернет в большинстве доступных источников, местом последнего боя и гибели подполковника Калараш указан район с. Лазаревское. Это версия полностью не укладывалась в обстоятельства произошедшего, установленные нами на месте падения самолета на западных склонах горы Индюк Туапсинского района.
Для восстановления истинной картины событий того дня 29 октября 1942 года мы снова углубились в изучение архивных материалов. Согласно журнала боевых действий 236 ИАД за 29.10.1942 г., группа наших истребители во главе с п/п-ком Калараш в 13:10 взлетела с аэродрома базирования в Лазаревском для прикрытия Ил-2 502 ШАП в районе н.п. Гойтх (выс. 977) Туапсинского района. Как следует из боевого донесения, в 13:30 самолеты пересекли линию фронта. В свою очередь 502 ШАП имел задачу по огневой поддержке частей 9 гвардейской стрелковой бригады, которая в это время вела бои на участке выс. Круглая - н.п. Гойтх. А это значит, что район выполнения боевого задания группой п/п-ка Калараш находился всего в пяти километрах от места обнаружения нами обломков самолета Як-7.

Штурмовиков сопровождали 6 ЛАГГ-3 246 ИАП, 2 ЛАГГ-3 и 4 Яка 518 ИАП. Боевой порядок истребителей был построен в три яруса, на самом верху находилась пара п/п-к Калараш и его ведомый к-н Щиров. В районе цели они были атакованы из облаков парой «мессеров», в результате чего самолет п/п-ка Калараш был подбит.

Следующий документ, заслушивающий внимания, это заявка люфтваффе от 29.10.1942 г. об одержанных воздушных победах. Среди десятка советских самолетов, завяленных в этот день немецкими летчиками, особо стоит обратить внимание на один: пилот 52JG Oblt. Gerhard Barkhorn в 12:42 по берлинскому времени (13:42 по мск) в квадрате 95732 (р-н н.п. Гойтх) сообщил о сбитом советским истребителе Як-1 на высоте 1200 метров. При этом, время и место его заявки в точности совпадают временем и местом выполнения боевого задания п/п-ком Калараш.

Находясь на высоте 1200 метров, пилот Яка вполне мог направить подбитый самолет в сторону линии фронта и выброситься с парашютом над своей территорией, для этого ему было достаточно перелететь через вершину Семашхо, что судя по всему он и сделал.

Далее произошла трагическая случайность, которая фигурирует почти во всех официальных версиях. При прыжке с парашютом, п/п-к Калараш получил сильнейший удар в грудь стабилизатором своего же самолета. И вот тут следует обратить внимание на еще один очень важный момент: согласно документов, имеющихся в открытом доступе, подобравшие приземлившегося на парашюте летчика пехотинцы, доставили его в госпиталь в Туапсе! Где он вскоре скончался от полученных травм грудной клетки. Факт доставки Калараша в туапсинский госпиталь упоминается и в книге однополчанина Дмитрия Леонтьевича С.М. Давтяна «Пятая воздушная».

Имя п/п-ка Калараш встречается в книгах практически всех авторов, пишущих о воздушных боях на туапсинском направлении, и большинство из них склонны излишне героизировать обстоятельства последнего боя Дмитрия Леонтьевича, приписывая ему таран немецкого истребителя Ме-109. Изучение немецких архивов однозначно указывает на то, что 29 октября 1942 года, немцы не потеряли под Туапсе ни одного «мессера», как впрочем и 30, и 31 октября.

В жизни Дмитрия Леонтьевича было достаточно много героических страниц и он не нуждался в том, чтобы ему приписывали то, чего он на самом деле не совершал,и мы не будем этого делать. Кто знает как сложилось бы воздушная дуэль советского аса Дмитрия Калараша со вторым по результативности асом второй мировой войны Герхардом Баркхорном, если бы они сошлись в честном поединке, но 29 октября 1942 года п/п-к Калараш не мог себе позволить открытой схватки, ибо именно этого от него и ждал противник: отвлечь истребители от их основный задачи — прикрытия штурмовиков. Любой ценой обеспечить выполнение задания штурмовиками и их возвращение на базу, такая задачи стояла перед группой Калараша, и это задача была выполнена ценой жизни командира. Все штурмовики вернулись домой без потерь. Уже на обратном пути, совершил вынужденную посадку ЛАГГ-3 лейтенанта Гуляева, не дотянув до летного поля аэродрома Лазаревское всего каких-то 400 метров. Летчик отделался вывихом плеча.
Спустя два дня тело п/п-ка Калараш Д.Л. было захоронено в с. Лазаревское со всеми полагающимися в таком случае почестями, а еще через две недели 13.12.1942 г. был подписан Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении подполковнику Калараш Дмитрию Леонтьевичу звания Героя Советского Союза. Командование конечно же знало о направлении документов на присвоение этого высокого звания, знало о том, что все согласования уже получены и оставалось лишь дождаться подписания соответствующего Указа. Поэтому и хоронили его как Героя. Хотя почему «как»? Дмитрий Леонтьевич был самым настоящим Героем и Указ Президиума лишь официально оформил этот статус.

Родившись в 1911 году в Киеве в семье рабочего, он рано потерял родителей. В 1916 году от тифа умерла мать, а в 1919 в бою погиб отец-партизан. Справедливости ради надо отметить, что в одном из интервью, данном в 2014 году, дочь летчика Инна Дмитриевна рассказала, что на самом деле он родился в Бессарабии в селе Атаки и по национальности был молдаванин, но документальных подтверждений этого нам обнаружить не удалось. Во всех известных официальных источниках, он указывал национальность украинец, а место рождения Киев. В 1929 году Дмитрий Леонтьевич начал свою службу в рядах Красной Армии. В 1932 году закончил Борисоглебскую военную авиационную школу. На фронтах Великой Отечественной он с первых дней. За годы войны подполковник Калараш совершил 262 боевых вылета, сбил 14 самолетов противника лично и 6 в группе. Помимо звания Героя Советского Союза, Дмитрий Леонтьевич был награждён двумя орденами Ленин, орденами Красного Знамени и Знак Почета.

И хотя в хронологии событий последнего боевого вылета п/п-ка Калараш 29.10.1942 года еще остаются некоторые вопросы требующие уточнения, в целом на этом эпизоде воздушных боев под Туапсе, можно поставить точку.
 

февраль 2016 года, Евгений Порфирьев

Прочитано 1612 раз Последнее изменение Вторник, 09 февраля 2016 06:57

Комментарии

Константин

Модели можно посмотреть здесь "http://www.privetsochi.ru/blog/history/59965.html . " Если появится какая-нибудь информация, можно кидать в личку: .
Да и вообще, с удовольствием бы познакомился-пообщался лично, Авиацией Второй Мировой интересуюсь со школы.

Редактор

Если интересуетесь этой тематикой - просмотрите раздел "Крылья войны. Самолеты, летчики, экипажи"
на втором нашем сайте: iskatelklada.tuapse.ru/forum/krylya-vojny-samoljoty-ljotchiki-ekipazhi.html
Там в каждой теме фото, работа по конкретному летчику или самолету, документы. Здесь публикуется уже обработанный материал.
Там же, в теме форума по самолету Калараша, можно будет задавать вопросы и участвовать в обсуждениях.
Совершенно свободно, можно открыть отдельную тему по вашим моделям. Уверен, всем нам, и читателям форума это будет интересно.

Константин

Спасибо большое. Если Вы нароете какую-то дополнительную информацию, буду очень благодарен. Я бы сделал для музея модель-копиюЯк-7Б в масштабе 1/33. Сейчас уже готовы две модели - По-2 из полка Е. Жигуленко и ЛаГГ-3 Тормахова Д. Д. (с б/н "34", на котором он летал с аэродрома Лазаревское в начале 1943 г.). Думаю, они пополнят экспозицию к 9 мая. В стадии постройки еще один самолет Тормахова Д. Д. Як-9Т с б/н "37" "Освобожденный Донбасс". Если успею ко Дню Победы, то Вы также сможете его увидеть. А для комплекта, конечно, самолета Калараша очень не хватает. Модель-основа Як-7Б есть, окраска была стандартная для 1942 г. - низ голубой, верх - зелено-черный, схемы камуфляжа найдем, а вот чтобы этот Як стал самолетом Калараша, нужно фото бортового номера, а также отличительные особенности: цвет кока, наличие полос на хвосте и т.п., а также были ли на борту звезды воздушных побед и в каком месте они находились. Если бы Вы смогли мне в этом помочь, мы бы вместе пополнили экспозицию музея ))).

Константин

Очень интересный материал. Давно искал материал по Як-7б Калараша. Подскажите, имеются ли сведения о бортовом номере самолета, а также какие-нибудь другие фото этого Яка, чтобы восстановить его внешний вид (бортовой номер, его размер, расположение пятен камуфляжа) для создания модели?

Редактор

Константин, к сожалению, других фото нет. Я еще раз просмотрю то, что получено нами из семейного архива, от дочери летчика.
Информацию по бортовому номеру, надо искать в архивах или воспоминаниях однополчан и ветеранов.

Добавить комментарий

Защитный код