All for Joomla All for Webmasters
  • Email : kubanplazdarm@gmail.com

  • Phone : +7 918 000 111 2    

Вторник, 29 марта 2016 18:17

ДБ-3 под Белореченском

Автор 
Оцените материал
(9 голосов)

Началось все летом 2015 года, когда на одном из интернет сайтов мы нашли информацию о том, что местным поисковым отрядом  в горах за хутором Кубанеский было обнаружено место падения советского самолета и останки членов экипажа.
Даже по представленным на сайте немногочисленным фото не составило особого труда идентифицировать обломки самолета, как принадлежащие самолету Дб-3Ф...

29 марта 2016 года, в день, когда в городе-герое Туле проходило открытие Всероссийской «Вахты Памяти-2016», в тысяче километров южнее, была поставлена точка в истории еще одного поиска. Архивная работа по установлению имен экипажа дальнего бомбардировщика Дб-3ф, разбившегося в горах Белореченского района Краснодарского края, была успешно завершена. Хотя еще три месяца назад, когда мы только принялись изучать документы по этой машине, никто не мог даже предположить к каким результатам нас приведет это расследование.

А началось все летом 2015 года, когда на одном из интернет сайтов мы нашли информацию о том, что местным поисковым отрядом Центра военно-патриотического воспитания подростков и молодежи имени Героя Советского Союза Степана Голенева из г. Белореченск под руководством Константина Юрьевича Попова, в горах за хутором Кубанеский было обнаружено место падения советского самолета и останки членов экипажа.

Даже по представленным на сайте немногочисленным фото не составило особого труда идентифицировать обломки самолета, как принадлежащие самолету Дб-3ф. На протяжении нескольких месяцев мы пристально следили за работой белореченских коллег, пока в середине декабря 2015 года сами не приняли участие в одной из их экспедиции на место падения.

Можно сказать, что нашей группе повезло, поскольку именно поисковик «Кубанского плацдарма» Александр Протасенко первым обнаружил фрагмент двигателя с выбитым на нем номером мотора М-88 № 883349.

Впоследствии подопечными Константина Юрьевича был найден еще один обломок двигателя с точно таким же номером, что лишь укрепило нашу уверенность в правильности его установления.

Принявшие участие в экспедиции местные жители, родители которых были очевидцами падения самолета, делились с нами их воспоминаниями и в один голос утверждали, что самолет разбился в начале лета, когда весь лес был покрыт свежей зеленой листвой. С их слов, после катастрофы, среди обломков самолета были обнаружены фрагменты трех летчиков, которых в последствии захоронили на хуторе Кубанский, ближайшем населенном пункте в месту падения.
В настоящее время в центре хутора имеется скромный воинский мемориал, на котором увековечены имена павших в боях за Родину. Активные боевые действия обошли хутор стороной, поэтому имен на мемориале не много, всего десяток фамилий. Поскольку именно здесь были захоронены фрагменты тел членов экипажа разбившегося самолета, то местные жители были убеждены, что среди имен на памятнике есть и имена погибшего экипажа, но какие именно из них принадлежат летчикам, точно никто не знал.

Теперь, когда поиск завершен, мы знаем, что имена экипажа с годами были утрачены и среди увековеченных на обелиске, их нет. Но тогда, в декабре 2015 года, мы этого еще не знали и в попытках установить имена погибших авиаторов, проверяли все возможные варианты, в том числе и имена нанесенные на памятник. Это было первое, что мы сделали, но положительного результата эта работа не принесла: среди летчиков, погибших на Кубани в 1942-1943 г.г. нашлось лишь одно совпадение с именем на мемориале, и то этот летчик был истребителем и погиб в другом районе Краснодарского края.
Поскольку в период обороны Крыма и Битвы за Кавказ самолеты Дб-3ф главным образом стояли на вооружении 132 БАД, то и границы поиска были ограничены этим подразделением. В составе Южного фронта был еще 81 авиаполк дальнего действия, имевший на вооружении дальние бомбардировщики Дб-3ф, но потерь на территории Краснодарского края он не имел.

Самолеты Дб-3ф минно-торпедной авиации ВВС ЧФ нами не рассматривались в принципе. Поскольку место падения достаточно удалено от Черноморского побережья, то и вероятность падения здесь флотской машины была минимальной. Более того, изучение списков боевых потерь самолетов Дб-3ф МТА ВВС ЧФ, не давало поводов делать предположения относительно принадлежности найденного самолета к авиации Черноморского флота.
После августа 1942 года аэродромы базирования нашей авиации были передислоцированы с Кубани в Закавказье, а обстоятельства всех последующих потерь экипажей 132 БАД были досконально нами изучены в ходе поисковых работ на местах гибели экипажей Гутникова, Волкова и Оганесяна.
Белым пятном оставался период май-июль 1942 года, когда наша авиация работала с аэродромов Краснодарского края по объектам на Крымском полуострове. Оставалась неизвестной судьба более десяти экипажей Дб-3ф 132 БАД, не вернувшихся с боевых заданий в этот период. Неприятной неожиданностью стала новость о том, что все документы Крымского фронта, а именно в его состав весной-летом 1942 года входила 132 БАД, были уничтожены при отступлении наших войск из Крыма. Найденный нами номер мотора становился бесполезным набором цифр, который попросту не с чем сравнить. Шансы подтвердить имена экипажа номером мотора на основании архивных документов стремились к нулю.
В начале марта, по просьбе коллег из Анапы, я подготовил запрос в Архив документов Военно-морского флота, по установлению обстоятельств гибели и судьбы экипажа другого самолета Дб-3ф, обнаруженного на дне Черного моря в 2-х километрах от берега в районе Анапы. В этом случае, как и в случае с Белореченским Дб-3ф был известен номер одного из моторов М-87 № 872049. Правда в данном случае, не было почти никаких сомнений в принадлежности самолета к ВВС ЧФ, поскольку именно в районе Анапы числилось потерянными при боевой работе сразу несколько машин этого типа, сбитых и упавших в море.
Если кто-то спросит меня зачем я указал в запросе еще и номер мотора самолета найденного нашими коллегами под Белореченском, то я не смогу ответить на этот вопрос, но тем не менее запрос был отправлен по двум моторам.
Каково же было мое удивление, когда 28 марта с.г. из архива пришел ответ, из которого следовало, что номера мотора М-87 № 872049 самолета Дб-3ф, лежащего на дне Черного моря, в книгах учета моторов ВВС ЧФ нет, зато в них учтен мотор М-88б № 883349, списанный приказом от 31 января 1943 года, как потерянный при боевой работе в 1942 году. Такого поворота событий я не ожидал.

И пока полученная информация переваривалась в моей голове, командир нашей Сочинской группы Александр Гартман, успел пересмотреть все потери минно-торпедной авиации Черноморского флота за 1942 года и нашел среди них экипаж из трех летчиков погибших при катастрофе самолета 12 июня 1942 года и захороненных в хуторе Кубанском Белореченского района Краснодарского края!
Дополнительно было установлено, что в соответствии с Приказом от 05.06.1942 г. начальника ВВС ВМФ генерал-лейтенанта Жаворонкова С.Ф., 36-му МТАП было предписано немедленно передислоцироваться на аэродром Майкоп. Вскоре после перелета, 12 июня 1942 года, в ходе учебно-тренировочного полета в районе Майкопа потерпел катастрофу и погиб в полном составе экипаж командира 2-й эскадрильи капитана Осипова.
В соответствии со списками безвозвратных потерь личного состава 36 МТАП за июнь 1942 года, 12.06.1942 г. при катастрофе самолета в районе Майкопского авиаузла погиб экипаж Дб-3ф в составе:
- командир 2 АЭ капитан Осипов Петр Матвеевич, 1912 г.р., уроженец Орловской области, русский, член ВКП(б) с 1940 года;
- пилот, лейтенант Быков Николай Васильевич, 1908 г.р., уроженец г. Ленинград, русский, беспартийный;
- воздушный стрелок-радист, старший сержант Колиниченко Григорий Васильевич, 1922 г.р., уроженец Полтавской области, украинец, член ВЛКСМ.

Как указано в донесении, экипаж захоронен в селе Кубанское 2-е Белореченского района Краснодарского края.
Помимо этого было установлено, что капитан Осипов Приказом командующего Черноморским флотом № 4 от 29.01.1942 г. был награжден орденом Красного Знамени за то, что участвуя в Отечественной войне с первого ее дня, совершил более 30 успешных боевых вылетов для нанесения бомбовых ударов по объектам противника в Румынии и Крыму. 23.11.1941 г. двумя прямыми попаданиями зенитных снарядов его самолет был подожжен, но Осипов сумел привести горящую машину на свой аэродром и успешно ее посадить.
В настоящее время организована работа по поиску родственников членов экипажа.

Март 2016 года, Евгений Порфирьев, "Кубанский плацдарм".

Прочитано 1409 раз Последнее изменение Четверг, 07 апреля 2016 08:37

Добавить комментарий

Защитный код