All for Joomla All for Webmasters
  • Email : kubanplazdarm@gmail.com

  • Phone : +7 918 000 111 2    

Среда, 20 июля 2016 17:14

Еще один самолет, еще одно имя

Автор 
Оцените материал
(8 голосов)

Как было ни раз замечено, и не только мной, по какому-то мистическому стечению обстоятельств, очень часто, имена летчиков, чьи останки были обнаружены при проведении поисковых работ, удается установить в дни близкие к дате их гибели, а порой и непосредственно в тот самый день...

Очередной подобный случай произошел 19 июля 2016 года. Начало года в целом выдалось «урожайным» на обнаружение мест падения самолетов. Одним из них был ЛАГГ-3 на склонах Маркотхского хребта в районе Неберджаевского водохранилища.

Еще при первичном обследовании места падения, среди обломков самолета были обнаружены останки пилота. В сохранившихся до наших дней фрагментах некогда грозной боевой машины, без труда узнавались конструкции истребителя ЛАГГ-3.

Большинство самолетов этого типа, с которыми нами приходится сталкиваться при проведении поисковых работ, были произведены в Тбилиси на авиационном заводе № 31 НКАП СССР. Практически всегда на местах падения ЛАГГ-3 этого завода-производителя встречаются характерные только для него узкие прямоугольные таблички со стандартной заводской набивкой «Агрегат № ОТК ГУВВС дата». Но на этот раз были найдены таблички совершенно другой формы и содержания.

Судя по датам на обнаруженных шильдиках, узлы и агрегаты, из которых был собран самолет, были произведены в конце мая — начале июня 1942 года. В это время завод НКАП СССР № 31, после эвакуации из Таганрога в Тбилиси, только готовился к выпуску ЛАГГов, который был налажен в конце августа. Помимо этого завода, истребители ЛАГГ-3 выпускались на авиационном заводе НКАП СССР № 21 в г. Горький (ныне — Нижний Новгород). Скорее всего, именно с машиной этого завода мы и имели дело в данном случае. Помимо завода № 31, истребители ЛАГГ-3 выпускались на авиационном заводе НКАП СССР № 21 в г. Горький (ныне — Нижний Новгород). Скорее всего, именно с машиной этого завода мы и имели дело в данном случае. Судя по датам на обнаруженных шильдиках, узлы и агрегаты, из которых был собран самолет, были произведены в конце мая — начале июня 1942 года.

Из открытых источников удалось установить, что в июне 1942 года в цехах авиастроительного завода № 21 выпускалась 31-я серия истребителей ЛАГГ-3, а из созданной нами базы стало известно, что самолеты этой именно этой серии были в составе 62 АП ВВС ЧФ.

В начале июля 1942 года полк, прибывший после переформирования и имевший на вооружении 20 новеньких ЛАГГ-3, разместился на аэродроме Мысхако. В задачи полка входило прикрытие неба над Новороссийском от налетов авиации противника. За период с июля по август 1942 года, полк потерял в воздушных боях в районе Новороссийска 6 пилотов. Теперь нам предстояло выяснить: останки кого же из них были обнаружены нами на склонах Маркотхского хребта? Потребовалось не менее десятка выездов на место падения чтобы окончательно ответить на этот вопрос.

В экспедициях приняли участие поисковики из Новороссийска, Сочи, Геленджика и Краснодара. В конечном итоге, точку в этой истории поставил человек, с которого она и началась. В январе 2016 года, новороссийский поисковик Анатолий обнаружил на склонах Маркотхского хребта в Атакайской щели место падения самолета и привел туда нас, а 19 июля он же обнаружил среди разбросанных по склону хребта обломков, фрагмент блока двигателя с выбитым номером ПФ 868.

Дальше было дело техники: еще ранее, в процессе изучения архивных документов, нами были установлены номера всех самолетов и их моторов, входивших в состав 62 АП и потерянных в районе Новороссийска. Мотор М-105ПФ № 868 был установлен на самолете ЛАГГ-3 № 3127 (полный заводской номер 31213127), не вернувшимся с боевого задания 10.07.1942 года.

Имя пилота этого самолета увековечено на воинских мемориалах сразу в двух городах-героях Новороссийске и Севастополе. Он числится среди тех летчиков-черноморцев, кто совершил воздушный таран в годы Великой Отечественной войны.

Спустя почти ровно 74 года после совершенного подвига, с разницей всего в 9 дней, останки безымянного летчика, погибшего в воздушном бою под Новороссийском, снова обрели имя — старший сержант Зиновьев Николай Кондратьевич.

Согласно оперативных сводок ВВС ЧФ за 10 июля 1942 года, летчик 62-го ИАП ВВС ЧФ сержант Николай Зиновьев, в паре с ведущим Григорием Гокинаевым, вылетел с полевого аэродрома Мысхако на патрулирование. В районе Абрау-Дюрсо летчики заметили три немецких бомбардировщика, идущих курсом на Новороссийск. Выполняя маневр для атаки, летчики потеряли друг друга в облаках, и Зиновьеву пришлось вступить в бой одному. После нескольких атак у него закончились боеприпасы. Оставшись безоружным, он винтом своего истребителя ЛаГГ-3 таранил немецкий Ю-88, уничтожил его, но и сам погиб.

В соответствии с Журналом учета безвозвратных потерь в частях ВВС Черноморского флота, Зиновьев Николай Кондратьевич, старший сержант, пилот 1 АЭ 62 АП ВВС ЧФ, 1916 г.р., член ВКП(б), уроженец с. Березовка Долинского района Днепропетровской области, 1941 года призыва, погиб в воздушном бою в районе Новороссийска 10.07.1942 года.

По данным противника, которые приведены в книге исследователя истории авиации Олега Каминского «Воздушные тараны над Черным морем», в тот день, налет на гавань Новороссийска совершили пять самолетов Ю-88 1-й учебной бомбардировочной эскадры. Их целью был плавучий док, но серии бомб легли не точно и упали на склады и жилые дома, расположенные в районе гавани. Прикрытие бомбардировщиков осуществляли истребители Ме-109 3-й группы 77-й истребительной эскадры.

Согласно рапортов немецких пилотов, участвовавшие в налете на Новороссийск, бомбардировщики и истребители потерь не имели.

Объективности ради надо отметить, что месте падения ЛАГГа Зиновьева нами были обнаружены остатки как неизрасходованного боекомплекта 12.7 и 20 мм штатного бортового вооружения истребителя ЛАГГ-3, так и стреляные гильзы, что безусловно указывает на факт гибели пилота и самолета в бою, а на сохранившихся фрагментах остекления кабины найдены отметины от попадания 7.92-мм пуль, что также является свидетельством воздушного боя нашего летчика с истребителями противника, либо следами оборонительного огня бомбардировщиков Ю-88.

В открытых источниках в сети интернет содержится информация о награждении старшего сержанта Зиновьева за совершенный подвиг орденом Отечественной войны 1 степени. Однако, на официальном сайте Министерства обороны РФ «Подвиг народа», содержащей информацию о лицах, награжденных в годы Великой Отечественной войны государственными наградами СССР, данное утверждение некоторых авторов, не находит своего подтверждения.

Учитывая тот документально подтвержденный факт, что в этот день была сильная облачность, а финальная часть воздушного боя происходила за Маркотхским хребтом, вне зоны видимости со стороны Новороссийска, можно предположить, что какая-то часть описание боя, содержащаяся в оперативной сводке 62 АП ВВС ЧФ, это не более чем плод воображения ее автора. В действительности сержант Зиновьев мог и не совершить таран. Более того, возможно он даже не сбил, приписываемый ему Ю-88. Но при этом нельзя исключать и то, что возможно именно его действия, помешали прицельному бомбометанию и позволили сохранить в этот день в целостности причальные сооружения порта Новороссийск.

Как бы то ни было, но уже сам факт того, что сержант Зиновьев в одиночку вступил в бой с 5 бомбардировщиками и несколькими истребителями прикрытия, делает его имя достойным как увековечения на нескольких мемориалах, так и высокой государственной награды.


Евгений Порфирьев, "Кубанский плацдарм".

Прочитано 1344 раз Последнее изменение Среда, 20 июля 2016 17:28

Добавить комментарий

Защитный код