All for Joomla All for Webmasters
  • Email : kubanplazdarm@gmail.com

  • Phone : +7 918 000 111 2    

Четверг, 10 ноября 2016 13:32

"Кавказ" поднимает "мессер"

Автор 
Оцените материал
(5 голосов)

Пытаться посчитать фактическое количество сбитых тем или иным летчиком самолетов, это весьма не благодарное занятие. Сравнительный анализ сбитых самолетов, заявленных одной стороной и подтвержденных потерь другой стороной участников воздушного боя, порой отличается в десятки раз. Причем это касается как наших так и немецких пилотов.

Одним из наиболее ярких примеров является соотношение подтвержденных потерь истребителей люфтваффе и завяленных побед советских летчиков в ходе кубанского воздушного сражения. Так, за период с 19 апреля по 7 июня 1943 года командование люфтваффе подтвердило безвозвратную потерю в воздушных боях всего 28 своих самолетов Ме-109. На фоне гибели за тот же период сотен советских Яков, ЛАГГов и других истребителей, соотношение потерь кажется просто катастрофическим. Еще 5 «мессеров», по данным службы генерал-квартирмейстера люфтваффе, числятся сбитыми огнем советской зенитной артиллерии, 5 потерпели катастрофы по техническим причинам, еще 4 машин списаны без уточнения причин и два Ме-109 угнаны хорватскими пилотами, перешедшими на сторону Красной Армии. Кроме того 56 истребителей получили повреждения различной степени, в том числе 20 в воздушных боях.

Однако, как показывает практика, командование люфтваффе научилось умело манипулировать статистикой, скрывая боевые потери за обтекаемыми формулировками потерь по техническим или иным причинам.

Впрочем, из числившихся поврежденными самолетов, почти половину было невозможно уже восстановить и фактически они были разобраны на запчасти, т.е. безвозвратно потеряны. Лишь то обстоятельство, что пилот совершил вынужденную посадку на территории, контролируемой немецкими войсками, позволило использовать формулировку «поврежден».

Один из таких примеров сокрытия немцами реальных боевых потерь, вскрылся при проведении поисковых работ вблизи села Экономическое (в годы войны — Благодарное) Крымского района. В июне 2016 года наши коллеги из ПО «Кавказ» отрабатывали место падения самолета, и по поднятым из раскопа номерным деталям выяснили, что это Ме-109G-2 № 14729 из состава 6./JG52, числящейся потерянным 29.04.1943 г. по «иным причинам» в результате столкновения с другим Ме-109G-2 № 13469 из того же подразделения, над аэродромом Анапа.

 

При этом на двигателе самолета и листах дюралевой обшивки, отчетливо сохранились следы воздушного боя в виде попаданий боеприпасов калибра 7,62, 12,7 и 20-мм. Было совершенно очевидно, что наши истребители буквально изрешетили «мессера», и если он и столкнулся в воздухе с другим Ме-109, то не в результате ошибки пилота или каких-то погодных условий, а исключительно в результате полученных боевых повреждений.

Более детальное изучение обстоятельств этого боевого вылета и участие в исследовании наших коллег Александра Заблотского и Андрея Кузнецова, позволили установить, что первоначально заявленный пилотами район столкновения значительно территориально отличается от указанного в рапорте службы генерал-квартирмейстера. Фактическое место падения Ме-109G-2 № 14729 находится в самом центре квадрата 75232 по системе координат люфтваффе и именно этот квадрат указан в первичных рапортах.

 

Надо отметить, что оба летчика люфтваффе остались живы, выбросившись с парашютами, и благополучно вернулись в расположение части в Анапе. При этом один из них, пилот Ме-109G-2 № 13469 Fw. Theodor Mohr получил ранение правой руки и на длительное время выбыл из строя. Имя второго летчика, пилотировавшего найденный «мессер», достоверно установить не удалось, но исходя из того, что несколькими днями ранее, 19.04.1943 г. Fw. Theodor Mohr сбил советский штурмовик Ил-2 в паре с Ltn. Günther Kurz, можно предположить с большой долей вероятности, что именно лейтенант Курц был ведущим в паре с фельдфебелем Мор, и именно он был вторым участником «столкновения». Скорее всего пилоты вылетели вдвоем на «свободную охоту», и поскольку других свидетелей их поражения с немецкой стороны не было, то дабы сохранить лицо перед боевыми товарищами, они придумали историю о случайном столкновении в воздухе.

В последствии ни один из них не пережил войну. Fw. Theodor Mohr погиб в Крыму 11.04.1944 года, успев сбить за свою карьеру летчика-истребителя три советских самолета. Ltn. Günther Kurz записал на свой счет тридцать две воздушные победы, последнюю из которых одержал 11.10.1943 года.

Надо признать, что 29.04.1943 года наши летчики заявили достаточно много сбитых ими в воздушных боях в районе Крымской Ме-109, гораздо больше, чем подтвердили немцы, в том числе и не боевых потерь, но исходя из времени и места боя, идеально подходит только один эпизод.

В этот день летчики 16 ГИАП во главе с гвардии старшим лейтенантом Речкаловым сопровождали «пешки» 288 БАП в район Крымская. В результате воздушного боя гв. ст. л-том Речкаловым сбит 1 Ме-109, который упал в районе Благодарный. Данный факт подтверждается другими пилотами 16 ГИАП и 288 БАП, участвовавшими в этом боевом вылете и отражен в наградном листе на присвоение Григорию Андреевичу Речкалову звания Героя Советского Союза (Указ Президиума Верховного Совета Союза ССР от 24.05.1943 г.). Более того, как было дополнительно установлено, 16 ГИАП имел на вооружении истребители американского производства Р-39 «Аэрокобра», а непосредственно у Речкалова был самолет этого типа модификации D-2, отличительно особенностью которой было наличие 20-мм пушки «Испано-Сюиза» вместо 37-мм «Кольт», устанавливаемой на других модификациях Р-39. В остальном вооружение самолета было типовым: пулеметы системы «Браунинга» калибра 7,62 и 12,7 мм.

Таким образом, вооружение самолетов группы Речкалова в воздушном бою с парой Ме-109 29.04.1943 года, полностью соответствовало повреждениям, обнаруженным на извлеченных из земли обломках Ме-109G-2 № 14729 Ltn. Günther Kurz, что еще раз подтверждает правильность сделанных нами выводов.

Иногда приходится сталкиваться с непониманием окружающими причин, по которым мы проводим поисковые работы не только на местах падения советских самолетов, но и немецких. Истории подобные этой, позволяют наглядно продемонстрировать, что работы на местах падения самолетов люфтваффе являются дополнительным источником информации, из которой в конечном итоге складывается общая объективная картина истории воздушного сражения в небе Кубани, нашей с Вами истории.

Евгений Порфирьев, "Кубанский плацдарм"

Прочитано 1158 раз Последнее изменение Четверг, 10 ноября 2016 13:44

Добавить комментарий

Защитный код