All for Joomla All for Webmasters
  • Email : kubanplazdarm@gmail.com

  • Phone : +7 918 000 111 2    

Среда, 29 ноября 2017 06:45

Тайна могилы на реке Адегой

Автор 
Оцените материал
(10 голосов)

Если кому-то приходилось путешествовать из станицы Шапсугской вдоль реки Адегой в направлении Кабардинского перевала, он не мог не заметить стоящий прямо у дороги памятник погибшим советским летчикам - старшему лейтенанту Чурилову и его неизвестному боевому товарищу, погибшим в воздушном бою в апреле 1943года.

Занявшись поиском мест падения самолетов и установлением судеб их экипажей, мы не могли не попытаться установить имя второго захороненного летчика и тогда впервые к своему удивлению выяснили, что старший лейтенант Чурилов Иван Павлович был летчиком-истребителем и летал на одноместном самолете Ла-5.
Он действительно погиб в воздушном бою с истребителями противника в этих местах. В Оперативном донесении по 201 ИАД за 21.04.1943 г. указано:
«20 апреля 1943 года в период с 17 часов 15 мин. до 18 часов 15 мин. шесть Ла-5, ведущий старший лейтенант Чурилов, с Ил-2, вышли на цель, в море. На обратном маршруте в районе поселка Кабардинка на высоте 1500-1800 м встретили восемь Ме-109 с которыми завязался воздушный бой. Младший лейтенант Кузнецов сбил один Ме-109, который упал юго-западнее станицы Эриванской 10 км на склоне хребта Коцехур. Один Ме-109 подбил младший лейтенант Ситников. Не вернулся из этого боевого вылета Чурилов И.П., судьба которого неизвестна».
Позже, в Оперативном донесении 201 ИАД за 04.05.1943 г. дополнительно указано:
«Не вернувшийся с боевого задания 20.04.43 заместитель командира авиационной эскадрильи 437 ИАП старший лейтенант Чурилов, по данным пограничников и колхозников погиб в районе станица Шапсугская. Обстоятельства: при возвращении с боевого задания был атакован двумя Ме-109, самолет загорелся, летчик выпрыгнул с парашютом на высоте 30 метров. Парашют не раскрылся, летчик погиб. По документам установлено, что летчик был старший лейтенант Чурилов И.П. Документы и орден находятся в штабе Пограничного отряда в Холмском».

Вроде бы все описания соответствовали месту захоронения, но кто же тогда тот неизвестный боевой товарищ? И где находится место падения самолета Чурилова? Казалось, что по прошествии стольких лет ответить на эти вопросы будет уже невозможно.
Шло время и судьба свела меня с замечательными людьми, увлеченными историей родного Абинского района, Владимиром Васильченко и Виктором Пономаревым. В последствии они объединили вокруг себя таких же энтузиастов и создали Абинский филиал поискового отряда «Кубанский плацдарм». Первый наш совместный выезд состоялся на место падения советского самолета юго-восточнее ст. Шапсугской на берегу р. Абин. Тогда нам не удалось найти номерных деталей и установить имя пилота, но получилось совершенно точно определить тип самолета Ла-5. Со временем родилось предположение, что возможно это и есть обломки самолета ст. л-та Чурилова, поскольку других мест падения Ла-5 в этом районе нам так и не удалось обнаружить.
В поисках истины Виктор Петрович Пономарев погрузился в изучение местных архивов и нашел в Абинской районной газете «Восход» за 1967 год историю возникновения памятника на могиле и имени Чурилова на ней, но ему не удалось найти ответа на главный интересовавший нас вопрос: кто же на самом деле похоронен в могиле на берегу р. Адегой. В частности в газете от 31 августа говорилось о том, что комсомольцы тракторной конторы объединения «Краснодарнефтегаз» во время туристического похода нашли могилу неизвестных летчиков. Комитетом комсомола было принято решение установить на месте захоронения обелиск. В кратчайшие сроки это решение было воплощено в жизнь, о чем и написала на своих страницах местная газета.
Спустя несколько дней после публикации, в газету обратилась родная сестра ст. л-та Чурилова. Она прислала в редакцию похоронку, в которой говорилось, что ее брат ст. л-т Чурилов Иван Павлович погиб в воздушном бою 20 апреля 1943 года и был похоронен в станице Шапсугской Краснодарского края в 4-х км юго-восточнее у реки Абин. Документ был подписан полковником Капустиным. Неизвестно обратили ли внимание комсомольцы тракторной бригады на те факты, что неизвестная могила была на берегу реки Адегой, а не Абин и хотя расстояние от Шапсугской в целом было указано правильно, но по направлению она находилась на юго-западе, а не юго-востоке от станицы. Так или иначе, но на могиле неизвестных летчиков появилось имя старшего лейтенанта Чурилова. Возможно все же не стыковки фактического места расположения могилы и места захоронения, указанного в похоронке, были приняты к сведению при изготовлении памятной надписи на обелиске, которая по смыслу скорее увековечивает память о погибшем летчике Чурилове, нежели указывает на конкретное место его захоронения: «Здесь геройски погибли в боях за освобождение нашей Родины летчики-авиаторы Чурилов Иван Петрович и его боевой друг, доныне неизвестный».
Теперь когда в нашем распоряжении были документы указывающие на точное место захоронения Чурилова, которое полностью соответствовало месту обнаружения обломков Ла-5, уже не оставалось никаких сомнений, что это обломки именно его самолета.
Но кто же все-таки похоронен в подножия горы Липовая на берегу р. Адегой?

Опрос местного населения дал неожиданный результат. Оказывает среди старожилов станицы Шапсугской ходит масса легенд об этом захоронении. Но, все они сходятся в одном: в могиле лежат останки летчика или летчиков погибших на склоне горы Липовая напротив памятника на противоположном берегу реки. В остальном, за годы передачи из уст в уста, эти легенды настолько «обросли подробностями», что кто-то утверждал, что самолет нашел именно его отец в 1946 году, когда охотился в тех местах. Останки он спустил вниз к реке, похоронил и поставил сверху на могиле пулемет, который долгие годы там находился в качестве надгробия, пока бесследно не исчез. Другие рассказывали, что это был самолет Ил-2 и экипаж находился в кабине когда их родственник нашел этот самолет. При этом на груди пилота был орден Красной Звезды, а стрелка вроде бы звали Алексей. В зависимости от рассказчика менялось и количество похороненных летчиков. Большинство говорили о двух могилах, но были такие, кто утверждал, что их было три.
Эти легенды имели настолько широкое хождение, что даже на туристской карте этой местности, на склонах горы Липовая отмечено место падения самолета, но поскольку в реальности никто обломков самолета там не видел, то напротив отметки стоит приписка «предположительно».

Единственным способом проверить эту информацию и установить имя летчика захороненного в могиле, было найти место падения самолета на склонах горы Липовая. По моей просьбе, на протяжении нескольких лет, многие местные поисковики пытались найти обломки самолета на этом склоне, но никому этого не удалось сделать. В какой-то момент я даже начал сомневаться в том, что это место падения существует. Оптимизм внушили только фрагменты резанного самолетного дюраля найденные пару лет назад на советских позициях у самого берега реки напротив памятника. Но откуда бойцы принесли эти обломки оставалось загадкой.

Вечером 19 ноября 2017 года мне позвонил командир нашего Абинского отряда Владимир Васильченко. «Мы нашли место падения самолета на склоне Липовой» - сообщил он.

Группа в очередной раз работала на горе напротив памятника и поднялась достаточно высоко по склону. При спуске решили обойти овраг и пройти немного левее. Сместившись в сторону относительно памятника, они случайно наткнулись на разбросанные по склону фрагменты дюраля, обломки блока двигателя и остатки боекомплекта. С первого опытного взгляда было понятно, что это место крушения истребителя Як-1б.

Уже на следующих выходных мы предприняли попытку установить имя пилота этого самолета. Четыре километра по горному бездорожью, форсирование в трех местах реки Адегой и вот мы уже на месте.

Все русло глубокого ущелья усеяно обломками некогда боевой машины.

В какой-то момент металлоискатель перестает фиксировать наличие металла: значит эпицентр падения остался ниже. Возвращаемся обратно и начинаем прозванивать склоны.

То тут, то там на склоне видны углубления, образованные корневищами упавших деревьев. Наше внимание привлекает глубокая воронка, рядом с которой нет лежащего ствола дерева. Подойдя ближе убеждаемся, что мы на месте: из припорошенной листьями и первым снегом воронки торчат металлические и алюминиевые конструкции самолета.

В течение дня из воронки были извлечены многочисленные обломки кабины и двигателя.

На глубине около метра были найдены вдавленные в стенку воронки фрагменты черепа летчика, кительные морские пуговицы с якорями и знак «Гвардия», а среди обломков мотора М-105 несколько фрагментов с его заводским номером ПФ750.

Благодаря собранной на месте падения информации и ранее созданной базе данных, имя летчика было известно прежде чем мы успели вернуться в Шапсугскую. Все время пока мы обследовали место падения, в Лазаревской за компьютером в ожидании сведений находился командир нашего Сочинского отряда Александр Гартман. Как только ему были переданы найденные номера мотора, он тут же сообщил имя пилота, поднятого нами самолета.
В соответствии с данными учета самолетов и моторов в частях ВВС ЧФ за 1942 год, в июле месяце с завода НКАП СССР № 292 прибыл и был зачислен в состав 62 АП ЧФ Як-1 № 3675 с мотором М-105 ПФ750.
По данным учета самолетов и моторов в частях ВВС ЧФ за 1943 год, самолет Як-1 № 3675 из состава 6 гв. АП ЧФ не вернулся с боевого задания 10.04.1943 г.

По данным учета безвозвратных потерь в частях ЧФ за 1943 год значится:

«...42. Цыганов Дмитрий Григорьевич, гвардии лейтенант, пилот 3 АЭ 6 гв. АП, 1919 г.р., уроженец д. Турбей Сафоновского района Тульской области, 10.04.1943 г. сбит в воздушном бою истребительной авиацией противника в районе ст. Шапсугская...»
Еще в мае 1942 года Приказом Командующего Черноморским флотом № 33с от 13.05.1942 г. за подвиги, совершенные с 22 июня по 30 сентября 1941 года пилот 62 АП ЧФ Цыганов Д.Г. был награжден орденом «Красного Знамени». 1 октября он получил тяжелое ранение в воздушном бою и надолго выбыл из строя.

Как сказано в Наградном листе:

«Младший лейтенант Цыганов отличный летчик истребитель. Имеет 39 боевых вылетов. Из них 19 на штурмовку войск и техники противника. Им уничтожено: 7 автомашин, 3 повозки с боеприпасами, один зенитный пулемет и до 150 человек живой силы противника. Результаты штурмовых действий подтверждены летчиками группы прикрытия и командирами наземных частей».

Вернувшись после ранения лейтенант Цыганов продолжил службу в гвардейском полку. Осенью 1942 г. - весной 1943 г. 6 гв. АП ЧФ дислоцировался в Геленджике и обеспечивал воздушное прикрытие наших войск в районе Новороссийска. За это время полк потерял трех пилотов, в том числе не вернулся с боевого задания Дмитрий Григорьевич.
Долгое время место его захоронения было неизвестно, а в том что пехотинцы похоронили летчика погибшего в 200 метрах от их тыловых позиций, нет никакого сомнения. На месте падения нами не было найдено ни одного элемента парашютной системы, ни одной крупной кости скелета, лишь раздробленные фрагменты черепа, что является характерной травмой при подобных обстоятельствах гибели летчика.

Начиная с 1967 года, с момента установки обелиска, каждый год люди приносили цветы к безымянной могиле, не зная имени похороненного там героя. Надеюсь, что 9 мая 2018 года впервые цветы лягут к захоронению над которым будет установлена табличка с именем гвардии лейтенанта Цыганова Дмитрия Георгиевича.

Евгений Порфирьев, "Кубанский плацдарм".
 

Прочитано 264 раз Последнее изменение Четверг, 30 ноября 2017 05:58

Добавить комментарий

Защитный код