All for Joomla All for Webmasters
  • Email : kubanplazdarm@gmail.com

  • Phone : +7 918 000 111 2    

Воскресенье, 23 августа 2015 12:57

Павшие. Пропавшие.

Автор 
Оцените материал
(97 голосов)

Я не претендую на сенсационные сведения.  Не хочу  обвинять, разоблачать, бичевать, призывать к ответу. Сведения и информация, которые я изложу,  направлены исключительно на то, чтобы те,  кто ищет своих родных, пропавших без вести в войну, убитых, похороненных,  имели представление, узнали правду. Пусть неприглядную, пусть порой жестокую, но – правду.   В основном, речь пойдет о Туапсинском районе,  но общая ситуация мало чем отличается от всей Кубани, от всей России.

Мы  уже давно работаем с обращениями граждан. В  основном в них, звучит один и тот же главный для каждой семьи, каждого человека вопрос – где похоронен наш солдат, помогите найти место захоронения.  И в этом  вопросе, наиболее компетентны мы. Поисковики на местах. Так уж сложилось. Государству то, это не особо и нужно.

 Военные комиссариаты могут дать лишь информацию по именам на воинских захоронениях, стоящих на государственном учете. Местные администрации, в лучшем случае – ту же самую.  В последний десяток лет в интернете стали доступны  документы ОБД «Мемориал»,  базы данных «Подвиг народа» и «Память народа».  Основной источник информации  в них – это списки безвозвратных потерь, награждения.   Трудно переоценить эти документы,  содержащие в себе миллионы имен и судеб тех, кто сгинул на войне. Но надо знать, что далеко не все опубликовано, очень много сведений еще несет на себе гриф «секретно»,  или не оцифровано.   Кроме того, нужно обладать опытом, чтобы работать с этими документами, правильно оценивать информацию, содержащуюся в них.

И тут я подхожу к главной графе в списках безвозвратных потерь – «где похоронен».  Иногда там  три слова – «пропал без вести», иногда – дополнительная информация – «пропал без вести на высоте…»,  довольно часто вполне конкретные сведения – «убит, похоронен  на высоте…».  Последняя, попадает в  карточку ОБД, указывается как первичное место захоронения.

Списки безвозвратных потерь по частям составлялись людьми. Командирами и их заместителями. Порой безответственно,   порой неграмотно, в условиях тяжких боев и отступлений, военной неразберихи. Зачастую, они утрачены, или не составлялись вообще.  Хотя был строжайший приказ,  указывать места гибели и захоронения солдат и офицеров.  Вот и писали, практически, все, что попало. Очень редко графа «где похоронен» несет в себе действительную, соответствующую реальности информацию.  Работая с такими списками, порой просто поражаешься тому, что в них указано. К примеру, в списках безвозвратных потерь по четвертому батальону сгинувшей почти полностью под Туапсе  9-й стрелковой  бригады, в графе «где похоронен», указано – «Туапсинский район, юго-восточнее Туапсе».   Составлял ли списки человек безответственный, либо просто не знавший географию? Я не знаю. Все боевые действия велись  севернее и северо-восточнее Туапсе, а юго-восточнее – просто Черное море…

В списках потерь за октябрь 1942 года по 119-й стрелковой бригаде – всего с два десятка имен.  Хотя по докладу в штаб 18-й армии,  только за период 13-15 октября, бригада потеряла убитыми и пропавшими без вести около 2500 человек!  Таких примеров из списков, к сожалению, очень много.

Тем не менее, человек, который ищет своего солдата, получивший информацию из списка безвозвратных потерь, допустим,  «похоронен на высоте 388,3», обращается к нам, с просьбой установить место захоронения. Найти ту самую, затерянную в дебрях гор, братскую могилу, где кроме его солдата, согласно спискам, лежат еще с два десятка бойцов.  Чтобы преклонить колени, чтобы это место знали и помнили внуки и правнуки.

Мы собираем все, что можно. Те же списки,  сопоставляем информацию из боевых донесений, анализируем схемы боевых действий, полученные нами в архивах, оцениваем чудом сохранившиеся воспоминания ветеранов.  По крупицам восстанавливаем события, и довольно часто мы можем ответить обратившемуся, что да, ваш солдат воевал и погиб именно там, в эти дни, на этой высоте, или у этого поселка. Но мы не можем найти место захоронения, найти ту самую братскую могилу,  которую представляют себе люди.  Не потому, что мы не компетентны или не хотим.  А потому, что ее нет.  И в подавляющем большинстве случаев – никогда не было.

В период страшных боев на Кубани, отступления 1942-го  и наступления 1943-го павшие солдаты не хоронились. Вообще. За очень редкими исключениями.  Одиночные могилы – это офицеры, те, кого не похоронить просто было не возможно. Групповые – это как правило,  просто санитарные сбросы. В воронки да траншеи. И то – в лучшем случае. Большинство убитых, не говоря уже о пропавших без вести, просто оставались лежать на полях боев. Если они мешали немцам, то их санитарные команды, очень редко закапывали наших солдат, чаще – просто сбрасывали в лощину или овраг. Я находил такие сведения, среди немецких документов. Наши же, зимой таких называли «подснежниками», летом – «огурцами». Потому, что через пару дней на жаре, тела сильно раздувались. И обходили стороной.  Это не цинизм. Это правда войны. Соседство смерти было привычным, а хоронить не было никакой возможности. Надо было думать о живых, и выживать, и воевать.  И только на это хватало человеческих сил. Нельзя осуждать солдат и командиров,  команды, ответственные за захоронения. Да и похоронных команд, как таковых, практически не было. В ротах – четверть личного состава. Голод и холод осени, каменная, перевитая корнями земля. Отсутствие лопат, которых не хватало, чтобы выдолбить в горной земле окоп. Не то, чтобы отрыть могилу.  И оставались забытые солдаты лежать по склонам и полянам. По сей день мы поднимаем таких – «верховых». Лишь слегка засыпанных перегнившей за десятки лет листвой, а дожди вымывают на свет божий пожелтевшие солдатские косточки.

Иногда, в тылах частей, действительно делались захоронения. Кроме информации в списках безвозвратных потерь, к ним прикреплялись схемы захоронений с привязкой к местности, составленных ответственными офицерами.  С фамилиями, датами. Но во многих случаях, и эти фамилии, эти бойцы пропали навсегда. Как такое могло произойти, я расскажу ниже.

По самым скромным данным, в горах под Туапсе, погибло и пропало без вести около 100 000 солдат и офицеров Красной армии. Если сложить все цифры официально похороненных и перезахороненных бойцов в мемориалах Туапсинского района, их наберется всего то около десятка тысяч. Возникает очевидный вопрос – а где остальные? Где похоронены, куда делись?

Я беседовал со старожилами сел и хуторов, очевидцами, глубокими стариками, которые в войну еще были детьми.  С разными поколениями поисковиков, просто со сведущими людьми. Не возможно в рамках одной статьи, рассказать все то, что мне удалось услышать и записать.  К примеру,  на мой вопрос – а известны ли вам забытые захоронения русских солдат, старики сел и хуторов отвечали практически одинаково: «Немецкие, да, знаем, кресты были. Да они уже раскопаны все. А наших – нет, не знаем, не видели». В этих ответах была правда, но было и то, о чем люди не хотят вспоминать,  и говорить по сей день.

Один из стариков хутора Островская Щель:  «да еще в 1944-ом, как южный ветер с перевала подует – так дышать не возможно было. Мертвечина… Да и северный тоже. С Каратянского-то хребта…». Бои в том районе закончились зимой 1942 года.  Десятки тысяч солдат лежали брошенными в горах, в шаговой доступности от сел, хуторов, колхозов.

Но и тогда, когда война откатилась уже далеко, этих солдат хоронить было не кому. В селах оставались лишь женщины, старики, дети. А первейшей задачей было восстанавливать хозяйство, работать на фронт.  Весной 43-го, председатели колхозов, по распоряжению от военных, иногда выделяли подводы и лошадей, с «похоронными командами» - детьми и стариками. Но что они могли сделать? Да еще с тем, что осталось от солдат, пролежавших в лесу с осени? По свидетельствам стариков – тех, что поближе, обвязывали колючей проволокой, волокли к ближайшим ямам или воронкам, а часто, просто складывали в промоины да ручьи, чтобы унесло талыми водами да паводками…

Шла война. Страна нуждалась во всем. Так же было и в послевоенные годы.  Кроме того, в  конце 50-х, после войны, уже гуляли по наркомату обороны и местным военкоматам приказы, что останки павших, того, надо бы убрать. И в этом было меньше человеческого отношения к погибшим. Больше того, что надо было скрывать громадные человеческие потери. Те, кто постарше, вспомните. Как от десятилетия к десятилетию все возрастала официальная цифра общих потерь в Великую Отечественную войну… 

Я  расскажу о мукомольных заводах.  В военное и первое послевоенное время были созданы или восстановлены такие. Небольшие. Были они и в Туапсинском, и в Апшеронских районах. Это только те, про которые мне известно от стариков.  Семь десятков лет назад, страна не знала современных химических удобрений. Поля удобрялись костной мукой. Животных, реже – рыбы.  Десятки тысяч солдат стали рожью и хлебом, их  кости были рассеяны на советских полях.  Из лесов и гор, приносились и привозились кости, сдавались на заготпункты.

В начале двухтысячных, умирала одна очень старая женщина. В 50-60-х она на работала приемщицей на заготпункте у станции Гойтх. Перед смертью, не желая уносить такую тяжесть с собой, она рассказала о таких сдачах. По ее словам, на станции всегда стояли два вагона – для костей. Они отправлялись раз в месяц, а то и чаще, на мукомольные заводы. Подразумевалось, что это – кости животных. Но все знали, чьи это косточки. Чтобы вовсе уж не кощунствовать, не принимали только черепа.  Веским подтверждением этого – работа поисковиков. Еще будучи подростком, работая с отрядом на Шаумянском перевале, мы и я, удивлялись тому, что среди наших находок – сплошные черепа да мелкие кости. Крупных – не было. То же самое по сей день. У найденных нами в августе 2015 года верховых  солдат полностью отсутствуют крупные кости скелета.

Еще один старик, бывший житель не существующего уже Перевального, дополнил подробностями. Всем тогда хотелось выживать. И есть.  Сдавался на заготпункты самолетный дюраль – стоил он 25 копеек. Мальчишки собирали патроны, выковыривали из них пули, а из пуль выплавляли свинец. Килограмм свинца на заготпункте стоил 12 копеек. Килограмм костей – четыре копейки. Солдаты шли дешевле свинца…  И подобных рассказов у меня записано  десятки. 

Имена. Большинство имен, которые можно было сохранить, тоже пропали навсегда. Согласно распоряжению, все найденные солдатские медальоны, в обязательном порядке нужно было сдавать в отделения милиции или сельсоветы. Далее они предавались в военные комиссариаты. А там – просто выкидывались или уничтожались. Стране не нужны были мертвые – за них надо было платить компенсацию семьям.. Я уже не говорю о утраченных, или сознательно уничтоженных списках безвозвратных потерь, боевых донесениях. Стране нужны были безымянные. Без вести пропавшие.

Но и ними обходились скотски. То о чем не любили вспоминать старики, все же прорывалось в их рассказах. Да. Были воинские захоронения, братские могилы у сел и хуторов. Это были и военные, и госпитальные, и дозахоронения первых послевоенных лет.  Опять таки, чтобы скрыть масштабы потерь, а иного объяснения я этому дать не могу, в 70-х МО была устроена «великая перетасовка», иначе, этого не назовешь.  С помощью техники и солдат, такая могила, скажем у села Гунайка, вскрывалась. Останки, вместе с землей, грузились на самосвалы, и вывозились в другое место. Все это сваливалось в подготовленные ямы. Засыпалось и разравнивалось.  Известное братское захоронение становилось неизвестным.

Артем Карапетян, в 65-ом, солдат срочной службы:

«Нашу роту отправили  раскопать солдат, на берег реки, у Майкопа. Там уже росли довольно толстые деревья, но до нас их спилили, остались только пни. Мы корчевали пни, а потом раскапывали ямы. В них были и солдаты, и гражданские – это видно было по обуви, и сохранившейся одежде. Гробы, правда,  привезли. Укладывали битком. Офицер считал – всего выкопали мы почти 2500 человек. Один солдат золотую монету нашел. Офицер забрал.»

Я спросил, а что было с ними потом?

«Да ничего, ответил Артем. Их перевезли, мы же их и закопали, прямо у Майкопского аэродрома».

Теперь взгляните на список захоронений в Майкопе. У аэродрома – официальных братских могил нет.  Так же нет ни одной могилы, с таким количеством похороненных. Это – только один из таких рассказов…

Большинство братских могил, даже тех, которые точно отражены в документах ОБД, просто уже не существует.

Отсутствие руководства и организации по увековечиванию памяти павших со стороны Министерства Обороны в послевоенные десятилетия, кроме вовсе уж кощунственных действий, наложило свой отпечаток на работу поисковиков, которая была, по большому счету, никем особо не контролируема и не организуема.

Отряды работали в лесах и горах, находили павших, десятками, сотнями. Порой – с именами в медальонах и на личных вещах. Перезахоронения проводились там «где разрешили», часто даже в мемориалах, находящимся  в других районах. Большая часть такой информации, добросовестными  поисковиками  отправлялась туда, где ей и быть должно – в военные комиссариаты. Далее она обязательно должна была попасть в ныне публикуемые документы и архивы МО. Но как говорят сейчас – «что-то пошло не так».  У меня на письменном столе и полках – несколько папок с отчетами  отрядов, протоколами эксгумации, начиная с 90-х годов.  Смею заверить читателей. Большей части информации о таких захоронениях ни в военкоматах, ни в МО нет. И вы ее нигде не найдете.   Это только по количествам солдат безымянных. Но основная трагедия – с теми, кому удалось вернуть имена.  Большей части этих имен, этих найденных и похороненных солдат, вы не найдете нигде.  Ни в архивах МО или обратившись в военкомат, ни  даже на досках со списками солдат, похороненных в таком то мемориале. Потому что у местных администраций, не хватает денег на их обновление. Но это уже – скорбная дань современности.

Отсутствие какой либо систематизации и централизованного сбора отчетов поисковых отрядов,  обмена информацией, тоже наложило свой отпечаток. Далеко не все добросовестны и ответственны в своей работе.  Отчеты не составлялись, а если и составлялись, то не передавались, а если и передавались,  то уже в давно умершие и не существующие «вышестоящие» организации. Кроме того, за прошедшие десятилетия  сотни отрядов из других регионов, работающие скажем у нас, в Туапсинском районе, просто увозили  обнаруженные останки солдат  в  свои города, для захоронения там.  Не оставляя никакой информации о местах обнаружения, именах. Этим нужны были «результаты экспедиций», отчеты, пиар, показуха.

Не возможно не упомянуть всякие самопровозглашенные группы «поиск»,  школьные команды 80-х, серых и сердобольных копателей. Ими так же, обнаруживались останки. Часто, они просто закапывались где попало,  зачастую, без всякого обозначения мест захоронения,  мест обнаружения.

Продолжать то, что стало с солдатами, можно долго. В следующем материале я расскажу о трагической картине с официальными мемориалами, именами на них, госпитальных захоронениях. 

Подводя итог тому что нам известно, тому, что я изложил в этой статье,  могу однозначно сказать тем, кто ищет своих погибших и пропавших без вести, пусть я и отниму надежду.  Подавляющего числа погибших, похороненных, пропавших без вести просто нет. И не осталось их следов. Только наша память.

Мы и вы, те, кто ищет, собираем по крупинкам то, что осталось от перемолотого государственной машиной. Павших. Пропавших.

2015 год. Алексей Кривопустов, «Кубанский плацдарм»

Прочитано 15112 раз Последнее изменение Воскресенье, 23 августа 2015 19:55
Редактор

Администрирую этот сайт, являюсь редактором материалов. Руковожу Туапсинским филиалом отряда Кубанский плацдарм, Возглавляю исторический краевой проект "Территории Поиска"

С уважением к читателям и авторам, Алексей Кривопустов

Похожие материалы (по тегу)

Комментарии

+1

Олеся-74 регион

Добрый день. Не могу зарегистрироваться на вашем сайте((
Хотелось бы сказать вам спасибо! Очень много ценной информации узнаем от вас!
возможно, вы поможете найти прадеда и отца для бабушки. Она еще жива, продолжительное время она думала, что отец пропал без вести. Но дальние родственники сообщили, что оказывается мой прадед скончался в госпитале Туапсе от ранений и где-то в Туапсе захоронен, где есть мост и установлен обелиск с именами. Но точного места захоронения, в архивах нигде нет(( Смотрела на фото в интернете, на Сопке Героев его нет(((((( Хочу сделать запрос в военно-медицинский архив.
Чехранов Иван Николаевич, 1912г.р. Красноармеец. Станица Нехаевская, Умер в 1941 году. похоронен: Краснодарский край, г.Туапсе -это данные из ОБД Мемориал.
Буду очень признательна за ответ)))))))
+1

Редактор

Олеся, с регистрацией есть проблема, действительно. В ближайшее время она будет устранена.
По вашему обращению на форуме журнала "КП" создана тема:
http://kubplazdarm.tuapse.ru/forum/ishchu-soldata/92-krasnoarmeets-chekhranov-i-n.html
Следите за ней, вся информация будет собираться там. Вашу учетную запись (логин Milaya_74) я активировал, можете заходить на сайт и форум по вашим учетным данным, указанными при регистрации.
С уважением, Алексей Кривопустов
+21

Дамиан Скоков

Читаю и просто содрогаюсь - кости СВОИХ павших солдат - на удобрение... Какое счастье, что мой дед, погибший в 44 - м под Шяуляем, оказался захороненным в Литве! Тамошние "фашисты" заботливо ухаживают за аллеей с могилами наших солдат. А мне стыдно за свою Родину....

Ержан

Добрый день! Дамиан, я из Казахстана , мы ищем своего деда.По нашим данным он тоже был захоронен в 43 под Шяуляем. Но на этом наши поиски пришли в тупик, просим Вас помочь нам найти место захоронения. Поделится ссылками или адресами архивов куда Вы обращались.Заранее благодарим !
+2

Сергей62

Мама рассказывала (в войну ей не было 20 , работала помощником машиниста паровоза , Свердловская ж\д) как ночью в морозы выгружали с проходящих поездов трупы . Складывали штабелем на перроне . Утром перрон уже был пустой . Я не слышал чтобы где-то у нас были братские могилы .
+4

DrDolgij

Время доброе.
И десятков очевидцев, чьи рассказы о сборе костей для мукомольных заводов вы записали, кто-нибудь ещё жив? Очень интересно пообщаться с ними.
+1

авдеева

Ищу возможное место захоронения Войнова Павла Сергеевича( 1920г.р ?) 1СБ103 ОКСБр, мл. лейтенант и Военнова Алексея Сергеевича 1915г.р., старшина 323 отд танк.бат, 116 танк бр.
+1

Редактор

Я бы рекомендовал вам обратиться к поисковикам, работающим по району действия 323 ОТБ. Только поисковики на местах, обладают той информацией, которую вы не получите больше ни где.
Мы же, поисковики Кубани, не сможем вам помочь. География войны обширна, и мы просто не в состоянии охватить все.
У нас накоплены свои базы данных, документы, наконец знания и опыт по региону нашей работы - Кубани.
С уважением.
+2

авдеева

Вот четыре года пытаюсь увековечить Имя своего деда и вместе с ним 40 захороненных бойцов(госпитальное , ранее не учтённое захоронение) с. Дубовское Ростовской обл, И три года со дня начала хождения "по кругу" увековечивания другого деда г.Тула.. А чиновнику это не надо....
+1

Наталья

В Гизель-Дере(Туапсе) в 1942 году располагался штаб Черноморской группы войск Закавказского фронта и госпиталь. Наверняка, были и госпитальные захоронения, ни каких следов не осталось, есть только памятный камень, что в этом месте был штаб и госпиталь. Может кто-то слышал, где захоронение?

Редактор

Наталья, по вопросу военного прошлого Гизель-Дере, вам лучше создать тему на нашем исследовательском форуме: iskatelklada.tuapse.ru/forum/index.html
В разделе "Великая Отечественная". Такие вопросы сложно обсуждать в комментариях, кроме того ряд моих коллег - участников проекта "Территории Поиска", наверняка обладают всякой информацией.
Где то у меня даже есть фото этого штаба.
+9

сергей фирсов

в известном советском худ.фильме у немецкого фермера остановились после 9го мая на постой наши офицеры с солдатами а рядом там был концлагерь.потом к этому немцу домой пришли двое поляков из этого концлагеря и расказали нашим что он пеплом соженнных людей поля свои удобрял.а сами что творили душегубы сталинские из своих солдат муку на удобрение делали.немцы хоть пеплом своих врагов поля посыпали .а эти нелюди из своих солдат удобрение додумались делать.
+6

сергей фирсов

а медальоны они специально в 42 ом отменили и заменили на красноармейские книжки чтоб все вместе с телом сгнивало и никаких данных неоставалось и чтоб потом небыло у них таких заморочек как с медальонами которые военкоматы уничтожали.и день победы почти до 50 десятых годов неотмечали.

Сергей Танкеев

Но увы. А сейчас прочел статью Алексея Кривопустова , «Кубанский плацдарм». и находился в замешательстве. Продолжать искать или не искать? Бабушкин дом сгорел и сгорели все семейные архивы, а я не знаю даже дня рождения Петра Афанасьевича Танкеева. Если учесть, что перед войной он служил в армии, как минимум год, то получается по срокам призыва он 1920 или 1921 г.р. Местоего рождения, с.Маклашеевка, ныне Спасского, а тогда Куйбышевского р-на попала под затопление в связи с созданием Куйбышевского водохранилища на Волге в Волго-Камье.

Редактор

Сергей, я думаю, продолжать искать стоит. Документы продолжают публиковаться, поисковики продолжают работать. Работая по авиации ВОВ, мы уже не раз отмечали, что те кто служил в БАО, редко попадали в списки потерь. Откройте тему на нашем форуме, в разделе "Ищу солдата" попробуем вам помочь.
С уважением, Алексей Кривопустов.

Сергей Танкеев

Архивы рассовали по разным местам. Что то в Ульяновск, что то в Казань или еще куда. За много лет поисков я смог найти лишь информацию на сайте о наргажденных касательно моего отца, но ни в Книгах памяти вернувшихся с ВОВ ничего нет. А отец с 1938 был кадровым военным (финская, Отечественная войны). Теперь после прочтения статьи мне стало ясно как относятся к защитникам отечества МО России. Интересно в Белорусии поисковики бережно относятся к документированию результатов своих поисков?

Сергей Танкеев

Еще маленьким я знал, что моего среднего брата навали Петром в честь погибшего брата моего отца. Со слов отца я знал, что отец сам разыскивал Петра Афанасьевича Танкеева по месту его службы перед войной. Петр служил в батальоне аэродромного обслуживания и что в первый день войны на месте аэродрома ничего не осталось после утренней бомбежки в первый день войны. Но мы с братом взрослея приходили к общему мнению, что д. Петя тогда и там не погиб. Почему - не знаю. Когда умерла последняя из сестер отца Лидия Афанасьевна, ее дочь, моя сестра Валентина вышла со мной на связь и сообщила, что во время войны ее мама получила письмо от брата Петра, где он описывал ужасы творящихся бомбардировок и артобстрелов фашистов, сравнил с адом, и добавил, что это творится в городе ее имени. Значит Петр не погиб в первый день войны и происходило это в г. Лида, Белорусия. Несколько лет я регулярно просматривал сайт ОБД Мемориал, в надежде, что добавится хоть какая нибудь информация.
+11

владимир бондаренко

спасибо! я ещё должен быть счастлив, что деда отпустили умирать домой.всё, что у меня осталось от деда-это справка,выданная немецкой комендатурой станицы пролетарской, то есть врагом. я видел в европе кладбища американских солдат.я многого не знаю, но одно я знаю точно: воевать за эту страну я не буду! мне кажется, что мы недостойны называться народом. ещё раз спасибо вам
-19

Андрей1

ты и недостоин называться русским. Как назывались ими Багратион, Барклай Де-Толли и многие другие, считая честью быть русскими если не по рождению, то по духу.
+9

Леший

Полностью согласен с Вами. В Псковском районе есть место, под названием Зуевская высота. За него весной 1944-го шли жуткие бои. 376-я СД там прорывала немецкую линию Пантера. Наших бойцов и офицеров там погибло около двух тысяч человек. Похоронили их почти всех, как полагается. Сделали большое кладбище на северном скате высоты. Фамилии всех погибших были известны. И, вроде бы, всё хорошо, никто и ничто не забыто... Но, в 1972 году Псковский совхоз с чудесным названием Победа решил, что ему нужны дополнительные пахотные земли. И вот наших бедных солдатиков просто распахали тракторами... прямо по могилам. Причём директором этого совхоза был фронтовик и участник войны. (фамилию называть не буду) Я сильно сомневаюсь, что в 1972-м, директор смог бы отдать такое распоряжение, без согласования с Псковским Райкомом КПСС. И в то время никто, никто не сказал ни единого слова против...
И вот возникает у меня вопрос, может быть немцы правильно, до сих пор, называют нас руссише швайн???

Оксана

Здравствуйте,много лет наша семья ищет пропавшего без вести Сухова Николая Ивановича ориентирочно 1918 г.р. призывался в Тамалинском районе, д Санниковка в 1942г, в книге пямяти Пензенской области есть запись пропал без вести 00,00,1944, в деревне в которой жил и откуда призывался о нем нет никакой информации,даже на единственном памятнике павшим бойцам его имени нет,может у вас есть какая то информация в неофициальных данных?ОБД,Солдат, ЦАМО и т.д и т.п запросы во все архивы делала, ответ один, данные не поступали!
+10

Редактор

На фронтах Великой Отечественной войны погибло 28 миллионов 540 тысяч бойцов, командиров, и мирных граждан.
Ранено 46 миллионов 250 тысяч. Вернулись домой с разбитыми черепами 775 тысяч фронтовиков.
Одноглазых 155 тысяч, слепых 54 тысячи.
С изуродованными лицами 501342. С кривыми шеями 157565.
С поврежденными позвоночниками 143241. С оторванными половыми органами 28 648.
Одноруких 3 миллиона 147. Безруких 1 миллион 10 тысяч.
Одноногих 3 миллиона 255 тысяч. Безногих 1 миллион 121 тысяча. С частично оторванными руками и ногами 418905. Так называемых "самоваров", безруких и безногих - 85942"

Александр Войтов

здравствуй Алексей я разыскиваю своего дядю Марущенко Ивана Федоровича старшину113 отдельной стрелковой бригады пропавшего безвести на северном кавказе летом1942 года в конце 60х было письмо от красных следопытов что нашли но письмо не сохранилось и вот уже сколько лет пытаюсь найти но безуспешнопомнится что следопыты были толи новокорсунской то ли новотроицкой и похоронен он то ли хутор шевченко то ли шевченовский ивот куда не обращался везде ответ нет если сможете помогите найти брига погибла вся на северном кавказе в 1942году
+4

Виктор

Страшно конечно читать про подобное отношение к павшим... Никогда не думал, что павших солдат на муку пускали... Про захоронения, откровенно говоря, даже не удивлен. Не так давно с нами связались поисковики из Крыма, которые сказали, что нашли прадеда жены на высоте где он погиб (хотя по данным ОБД "Мемориал" он значился захороненным). В конечном итоге оказалось, что дивизионное кладбище было перенесено лишь частично, оставшиеся же могилы просто разровняли и забыли. Вот так вот бывает. Хочется сказать "Спасибо!" поисковикам, которые дают надежду, пусть и небольшую, на то, что пропавшие во времена ВОВ родные найдутся.
+1

0103

Цитирую Виктор:
Страшно конечно читать про подобное отношение к павшим... Никогда не думал, что павших солдат на муку пускали... Про захоронения, откровенно говоря, даже не удивлен. Не так давно с нами связались поисковики из Крыма, которые сказали, что нашли прадеда жены на высоте где он погиб (хотя по данным ОБД "Мемориал" он значился захороненным). В конечном итоге оказалось, что дивизионное кладбище было перенесено лишь частично, оставшиеся же могилы просто разровняли и забыли. Вот так вот бывает. Хочется сказать "Спасибо!" поисковикам, которые дают надежду, пусть и небольшую, на то, что пропавшие во времена ВОВ родные найдутся.

Да, с гнильцой народ на кубани, раз таким занимались.
-1

сергей фирсов

Цитирую Татьяна:
Да, Алексей, этой статьей вы открыли глаза на многое, практически не оставив надежды найти родную могилу...

перемололи всех в муку
+1

сергей фирсов

они и медальоны в 42 ом году специально отменили и ввели красноармейские книжки чтоб все вместе с телом сгнивало и неоставалось никаких данных и чтоб потом у них небыло заморочек как с медальонами которые военкоматы уничтожали

Добавить комментарий

Защитный код