All for Joomla All for Webmasters
  • Email : kubanplazdarm@gmail.com

  • Phone : +7 918 000 111 2    

  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • ...
  • 7

ТЕМА: 32 гвардейская стрелковая дивизия

32 гвардейская стрелковая дивизия 15 нояб 2015 15:04 #1

  • Fortune
  • Fortune аватар
  • Не в сети
  • Захожу иногда
  • Сообщений: 52
  • Спасибо получено: 10
В этой теме речь пойдет о 32-й гвардейской Таманской Краснознаменной ордена Суворова мотострелковой дивизии и ее боевом пути. Гвардейцы освобождали Таманский полуостров, Керчь, Севастополь, Туапсе, которому сейчас присвоено звание города воинской славы, штурмовали Сапун-гору, от Черного моря дошли до Балтийского, воевали в Литве. В сентябре 1945 года дивизия была дислоцирована в Калинин и разделила с областью все трудности послевоенного времени.

32 ГВАРДЕЙСКАЯ СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ

Сформирована на базе 2 воздушно-десантного корпуса.

80, 82 и 85 гвардейский стрелковый полк,
58 гвардейский артиллерийский полк,
30 гвардейский отдельный истребительно-противотанковый дивизион,
28 гвардейская зенитная артиллерийская батарея (до 25.4.43 г.),
11 гвардейский минометный дивизион (до 20.10.42 г.),
29 гвардейская разведывательная рота,
34 гвардейский саперный батальон ,
39 гвардейский отдельный батальон связи,
402 (27) медико-санитарный батальон,
25 гвардейская отдельная рота химзащиты,
581 (44) автотранспортная рота,
529 (43) дивизионный ветеринарный лазарет,
587 (26) полевая хлебопекарня,
1915 полевая почтовая станция,
1760 полевая касса Госбанка.

Боевой период
25.5.42-19.5.44
8.7.44-9.5.45
Администратор запретил публиковать записи гостям.

32 гвардейская стрелковая дивизия 15 нояб 2015 15:15 #2

  • Fortune
  • Fortune аватар
  • Не в сети
  • Захожу иногда
  • Сообщений: 52
  • Спасибо получено: 10
НА ТУАПСИНСКОМ НАПРАВЛЕНИИ


Г. С. АКОПЯН
бывший заместитель начальника
политотдела 18-й армии,
почетный гражданин села Шаумян

(общая сводка боевых действий)

К началу Туапсинской оборонительной операции (то есть к 25 сентября 1942 года) в состав 18-й армии входили: 32-я гвардейская, 31, 383, 236 и 395-я стрелковые дивизии, 76-я и '68-я морские стрелковые бригады и другие армейские средства усиления. С этими силами армия перешла к обороне на занимаемом рубеже (исключая Каменномостскую, Горячий Ключ), имея задачу прочно удерживать его, чтобы не допустить прорыва вражеских войск в направлении Майкоп—Туапсе. После неудачных попыток в августе и в начале сентября 1942 года прорваться к Туапсе со стороны Новороссийска немецко-фашистское командование решило основные усилия войск 17-й армии группы армий «А» (в составе 44-го армейского, 57-го танкового и части сил 49-го горно-стрелкового корпусов) сосредоточить на майкопско-туапсинском направлении. Командующий 17-й армией генерал-полковник Руофф планировал нанести мощный удар через горы западной части Главного Кавказского хребта из района Хадыженской в направлении Туапсе. Замысел врага заключался в нанесении двух ударов по сходящимся направлениям для основных сил 18-й армии в районе северо-восточнее села Шаумян. Главный удар намечалось нанести из района Нефтегорска на Шаумян и вспомогательный— в стык между 18-й и 56-й армиями из района Горячего Ключа на Шаумян.
По ходу боевых действий Туапсинскую оборонительную операцию можно разделить на два этапа: первый - с 25 сентября по 23 октября: оборонительные бои против ударной группировки 17-й армии противника на Туапсинском направлении и выход его войск на рубеж реки Пшиш, горы Семашхо, населенных пунктов Гойтх, Шаумян; второй этап — с 23 октября по 20 декабря: контрудары войск 18-й армии по прорвавшейся вражеской группировке и попытки противника развить успех в направлении горы Семашхо и поселка Георгиевского.
Боевые действия наших войск развернулись одновременно на нескольких направлениях и приняли ожесточенный и упорный характер. Особенно тяжелые бои велись за высоты и коммуникации, которые играли исключительную роль в обороне Туапсе.
24 сентября 1942 года, в 9 часов 50 минут, противник силой до двух пехотных полков при поддержке трех танков, пяти танкеток после мощного артиллерийского налета произвел разведку боем на участке 723-го стрелкового полка 395-й стрелковой дивизии. После двухчасового боя, понеся большие потери, вражеская пехота отошла на исходные позиции.
На следующий день после мощных бомбовых ударов по боевым порядкам 32-й гвардейской стрелковой дивизии противник в составе 97-й и 101-й легкопехотных дивизий перешел в наступление из района Хадыженской на Шаумян. В течение 25—28 сентября части 32-й гвардейской стрелковой дивизии, предпринимая яростные контрудары, удерживали занимаемые позиции. Враг только за первые два дня потерял свыше тысячи солдат и офицеров.
28 сентября на подразделения 82-го стрелкового полка гитлеровцы бросили десять танков.; Атаку вражеских машин встретили бронебойщики младшего сержанта Курило. Когда головной танк приблизился к нему на 150 метров, боец выстрелил. Танк запылал.
Пытаясь его обойти, вторая машина подставила бронебойщику свой борт. И снова от удачного попадания немецкий танк завертелся волчком. Гитлеровцы открыли яростный огонь по смельчакам. Снаряды рвались неподалеку от бронебойщиков. Еще один выстрел — и факелом запылал третий танк. Остальные повернули обратно. Не добившись успеха на участке 32-й гвардейской стрелковой дивизии, с 26 сентября противник перешел в наступление на участке 383-й и 236-й стрелковых дивизий, стремясь занять горы Гейман и Гунай. Одновременно продолжая вести наступательные бои на левом фланге армии против частей 395-й стрелковой дивизии, гитлеровцы пытались прорваться в район села Фанагорийского. С 26 сентября по 1 октября на участке 236-й и 383-й стрелковых дивизий они ввели в бой свежие резервы, 28 сентября заняли горы Гейман, Гунай и развернули наступление на населенный пункт Гунайка.
На правом крыле армии на участке 31-й стрелковой дивизии противник активных действий не предпринимал. Это позволило нашим войскам вести разведку, нанося врагу значительные потери. Так, в ночь на 30 сентября разведгруппа 818-го стрелкового полка в составе пятидесяти человек совместно с группой бойцов из партизанского отряда Жукова (бывший секретарь Апшеронского райкома партии) вышла во вражеский тыл возле населенного пункта Конобоз. Окружив поселок, бойцы открыли внезапный огонь и забросали гранатами дома, в которых находились фашисты. В результате смелого и дерзкого налета было убито более ста солдат и офицеров, захвачены важные документы и пленные.
К исходу 30 сентября на левом крыле армии 395-я стрелковая дивизия, отбивая яростные атаки двух пехотных полков противника, наступавших при поддержке восьми танков, вынуждена была оставить гору Фонарь и село Фанагорийское. С рассветом 1 октября сюда была переброшена группа полковника А. И. Жирова, которая с ходу вступила в бой и к исходу 1 октября 1942 года заняла юго-западную часть села Фанагорийского. Таким образом, за шесть дней наступления на отдельных направлениях удалось потеснить наш войска на 10—12 километров и выйти на рубеж поселков Черниговского, Котловина и горы Гейман.
Для усиления 18-й армии командующий Черноморской группой войск передал в ее состав 328-ю стрелковую дивизию и 40-ю стрелковую бригаду, которые должны были усилить первый эшелон правого крыла и центра армии. В связи с прорывом противника на Котловинском и Сосновском направлениях было решено силами 40-й стрелковой бригады, 328-й и 383-й стрелковых дивизий и 12-й гвардейской кавдивизии уничтожить противника в районе Сосновка — гора Гейман и восстановить положение. Однако назначенное на 2 октября наступление не состоялось, так как противник захватил инициативу. 1 октября он нанес удар по боевым порядкам 383-й стрелковой дивизии и 3 октября овладел Котловиной. Одновременно враг потеснил части 32-й гвардейской стрелковой дивизии и просочился в Куринскую. Из-за угрозы прорыва вражеских подразделений командир 32-й гвардейской стрелковой дивизии полковник М. Ф. Тихонов решил произвести внезапную ночную атаку против гитлеровцев, занявших Куринскую. Эту задачу должна была выполнить 29-я разведрота.
Гвардии политрук Девятое собрал добровольцев и вместе с ними ночью ворвался в населенный пункт. Застигнутые врасплох гитлеровцы в страхе разбежались, оставив на поле боя более двадцати убитых солдат и офицеров. Продвижение противника в этом направлении было сорвано. Политрука Девятова тяжело ранило, но он не покинул поля боя. В этой схватке смелость и находчивость проявили бойцы Иванов, Ажигирей, Ковальцов.
В период с 4 по 14 октября соединения армии наносили удары по вклинившимся войскам противника в районе Котловина, Куринская, в результате которых наступление ударной группировки вражеских войск приостановилось.
4 октября в состав армии вошла 119-я стрелковая бригада. Она сосредоточилась в районе станции Гойтх. 6 октября армию пополнила 408-я стрелковая дивизия, также занявшая здесь оборону. 11 октября сюда прибыла 107-я стрелковая бригада, которой была поставлена задача — занять оборону на рубеже высоты 396,8, перевала Гойтхского, высоты 388,3.
В первые десять дней наступления фашистская авиация проявляла исключительную активность. За это время было сделано несколько тысяч самолето-вылетов. Гитлеровские асы бомбили позиции наших войск, били по окопам из пулеметов. После этого 14 октября войска противника перешли в наступление с балки Узенькой в южном направлении, стремясь развить движение вдоль шоссе. Одновременно противник нанес удар в направлении высоты 185,6 на рубеж Навагинская—Шаумян с целью отрезать левое крыло армии и лишить ее основной коммуникации.
В течение 15 — 19 октября противник продолжал вести наступательные бои на всем фронте армии. В результате пятидневных ожесточенных боев некоторые наши подразделения вынуждены были оставить ряд выгодных позиций и отойти на север. Вражеские войска просочились на отдельных участках в долину реки Пшиш, овладели Островской щелью и селом Шаумян. Создалась угроза прорыва ударной группировки 17-й армии противника на Туапсе.
19 октября Военный совет ЧГВ издал оперативную директиву, в которой указывалось: «...немцы напрягают все силы, чтобы прорваться на побережье Черного моря. Надо ожидать настойчивых атак противника в направлениях на перевал Гойтхский, Садовое и попыток прорваться на стыке 18-й и 56-й армий. Основная задача правого крыла Черноморской группы (18-й и 56-й армий) — не допустить прорыва противника на Туапсе и Новомихайловское. Этой директивой войскам 18-й армии ставилась задача прочно удерживать правым крылом и центром высоты южнее села Шаумян, Котловина, Гойтх, Островская щель, 362,7.
К утру 20 октября было приказано отвести левое крыло армии на рубеж высоты 363,7, Сарай-горы. 383-я стрелковая дивизия выводилась в район Георгиевское в распоряжение командующего Черноморской группой войск.
В этот день противник особых действий не предпринимал. Он лишь вел активную разведку на участке обороны 408-й стрелковой дивизии. Соединения армии закреплялись на занимаемом рубеже и совершали перегруппировку. 21 октября после артиллерийской подготовки силами до четырех пехотных полков гитлеровцы перешли в наступление на участке 40-й стрелковой бригады и 408-й стрелковой дивизии. Не встречая серьезного сопротивления, они ворвались на северную окраину хутора Перевального и овладели станцией Гойтх. Отход частей 408-й стрелковой дивизии поставил в исключительно сложные условия левый фланг 40-й стрелковой бригады. Бойцы и командиры бригады, проявляя мужество и героизм, приостановили дальнейшее распространение, врага в районе Перевального. Этот населенный пункт в течение 21 и 22 октября несколько раз в жестоких боях переходил из рук в руки, но вернуть потерянные позиции нам так и не удалось. Особенно отличился в боях батальон майора Савицкого, который три раза выбивал гитлеровцев из Перевального. За два дня они отразили более десяти атак противника. За умелое руководство батальоном майор Савицкий на поле боя был награжден орденом Красного
Знамени.
21 и 22 октября на гойтхском направлении противник силами 98-го и 13-го легкопехотных полков и подразделений 96-го высокогорного полка, преследуя отходящие части 408-й стрелковой дивизии, вышел передовыми подразделениями на рубеж гор Семашхо, Каменистой и глубоко вклинился в оборону войск центра армии. Создалась серьезная угроза захвата фашистами основной коммуникации Шаумян—Туапсе на участке Индюк—Георгиевское.
В связи с создавшейся угрозой прорыва врага в направлении Георгиевского командующий Черноморской группой в боевом распоряжении от 22 октября 1942 года указал: «Противник, стремясь добиться решающего успеха на Туапсинском направлении, группой до четырех дивизий вышел на рубеж Перевального, Шаумяна. Вспомогательный удар силой до двух дивизий враг наносит в направлении Фанагорийское, Садовое. Основное усилие противник направляет с целью прорваться через Главный хребет и овладеть селом Георгиевским. Основная задача 18-й армии с дополнительно приданными 383-м и 353-м стрелковыми дивизиями, 10-й стрелковой бригадой — не допустить форсирования противником Главного хребта и контрнаступлением отбросить главную группировку за реку Пшиш, восстановить фронт армии на рубеже Сеже, реки Пшиш, Шаумяна. Поступил приказ: 236-ю стрелковую дивизию передать с 24.00 22 октября в подчинение 56-й армии. ...Начало контрнаступления распоряжением командарма 8-й в зависимости от готовности не позже 13.00 23 октября.
С 23 октября в состав 18-й армии вошла 9-я гвардейская стрелковая бригада. Исходя из поставленной войсками армии задачи, планом операции предусматривалось нанести два удара на флангах прорвавшейся группировки по сходящимся направлениям в районе Пелика, Гойтха с целью окружить и уничтожить группировку войск противника.
На левом крыле командование армии решило на рубеже балки Холодной, Островской щели, высоты 383 перейти к прочной обороне силами 107, 119 и 68-й стрелковых бригад и 32-й стрелковой дивизии.
Войскам, действующим на правом крыле армии, были поставлены задачи: 40-й стрелковой бригаде удерживать рубеж южнее Перевального, не допуская распространения противника на юг и юго-восток; 10-й стрелковой бригаде выполнять главную задачу на правом крыле армии — нанести удар в общем направлении высоты 384, Перевального с задачей 29 октября овладеть Перевальным и лесничеством (два километра западнее Перевального). 383-й стрелковой дивизии наступать в направлении хутора Пелика, 353-й стрелковой дивизии наступать в направлении высоты 394,7.
По замыслу операции эти две дивизии должны были сковывать действия противника, не давая ему дальше развивать свое наступление.
Вторую ударную группу составляла 9-я гвардейская стрелковая бригада, которая должна была наступать в направлении горы Каменистой с задачей в первой половине 29 октября овладеть районом высоты 394,7 — Гойтх, не допуская отхода противника с юга на север. 12-я кавдивизия, находясь в подчинении командующего Черноморской группой, имела задачу оборонять район Алтубинала, обеспечивая правый фланг армии с севера и востока.
Для поддержки действий, наступающих частей была создана армейская группа дальнего действия в составе 880-го и 1167-го армейских артполков, 966-го и 902-го артполков, 415-го и 321-го гвардейских дивизионов. Боевые действия армии поддерживали соединения 5-й воздушной армии. В районе Афанасьевского развертывалось полевое управление штаба армии.
23 октября в наступление перешли части 353-й стрелковой дивизии в направлении горы Семашхо. Бойцы этой дивизии, проявляя мужество и находчивость, смело сражались с врагом. Коммунисты и комсомольцы четвертой роты 1147-го стрелкового полка во главе с парторгом сержантом Поляковым первыми ринулись в атаку. После выхода из строя командира роты лейтенанта Еремина он взял на себя командование и повел воинов на штурм горы. Бойцы дрались с большой яростью. Огнем из оружия они уничтожили более пятидесяти вражеских солдат и три дзота. После длительного боя к исходу дня гора была взята.
24 октября 353-я дивизия, развивая успех, в направлении Гойтха продвинулась до 1,5 километра. Несколько южнее Гойтха подразделения ее окружили и уничтожили две роты врага. За 23—25 октября ими уничтожено до пятисот солдат и офицеров врага и захвачено много трофеев. 25 октября в наступление перешла 383-я стрелковая дивизия, которая к исходу дня вышла к южной окраине хутора Перевального. В течение 26—30 октября дивизия, отражая контратаки врага, вышла к реке Пшиш на участке Перевальный — хутор Пелик. 2-й батальон 694-го стрелкового полка этой дивизии под командованием старшего лейтенанта Головатюка первым с ходу форсировал реку Пшиш и захватил на ее северном берегу плацдарм. Расширяя его, широко применив маневр, бойцы этого батальона перерезали дорогу из Перевального на Гойтх. Внезапными атаками они разгромили штабы двух батальонов и захватили ценные бумаги. За три дня боев один только этот батальон уничтожил до трехсот солдат и офицеров, захватил три автомашины, четыре рации, две горные пушки и другие трофеи. За смелые и героические действия батальона Военный совет армии объявил ему благодарность.
28 октября перешли в наступление ударные группировки армии. В период с 28 октября по 3 ноября подразделения 10-й стрелковой бригады вели наступательные бои за Перевальный, который после ожесточенных боев был полностью очищен от врага. В течение с 28 октября по 3 ноября 9-я гвардейская стрелковая бригада вела бои за Гойтх и высоту 394,7.
С 4 по 26 ноября в связи с ухудшением погоды войска 18-и армии не предпринимали наступательных действий. На отдельных направлениях они вели бои по улучшению своих позиций, отражали контратаки противника и готовились к предстоящей операции. Таким образом, войска правого крыла не смогли полностью окружить и уничтожить гойтхскую группировку противника. По-прежнему гитлеровцы удерживали за собой район горы Каменистой, северные скаты горы Семашхо. За время контрудара войска правого крыла уничтожили свыше восьми тысяч солдат и офицеров противника, захватили и уничтожили много боевой техники и оружия врага.
Как уже отмечалось, войска правого крыла армии в операции по уничтожению гойтхской вражеской группировки и выходу на рубеж реки Пшиш не полностью выполнили поставленную задачу. Противник в этом районе не был уничтожен, вследствие чего угроза прорыва на шоссе Шаумян—Туапсе продолжала оставаться. В течение ноября гитлеровцы вводом новых частей усилили свою семашхинскую группировку, одновременно местными боями захватили ряд безымянных высот, расширили плацдарм для дальнейшего наступления.
Учитывая сложившуюся обстановку, командование Черноморской группы войск решает осуществить контрудар с целью окончательного уничтожения семашхинского плацдарма и тем самым ликвидировать попытки фашистского командования прорваться к Туапсе.
В боевом распоряжении штаба Черноморской группы войск от 24 ноября 1942 года указывалось: «На Туапсинском направлении противник, не оставляя попыток прорваться на гребень Главного Кавказского хребта, сконцентрировал на участке Перевальный, Гойтх, Шаумян до четырех пехотных дивизий, вклинившись в боевой порядок частей 18-й армии в районе гор Семашхо, Каменистой, безымянной высоты (2 километра восточнее горы Индюк). Войскам 18-й армии поставлена задача: удерживая занимаемые рубежи, не допустить выхода хотя бы небольших групп противника на гребень Главного Кавказского хребта, главными силами армии уничтожить семашхинско-индюкскую группировку противника, для чего центром и левым крылом прочно оборонять занимаемые рубежи, сковывая противника активными действиями и короткими ударами.
Силами 383-й, 353-й стрелковых дивизий, 165-й стрелковой бригады, 83-й горно-стрелковой дивизии, 8-й гвардейской стрелковой дивизии фланговыми ударами отсечь и последовательно уничтожить семашхинско-индюкскую группировку противника... Готовность к наступлению к исходу 25.11.42 г.
Военный совет 18-й армии поставил войскам армии следующие задачи: 383-я стрелковая дивизия должна была овладеть высотой 394,7; 83-й горно-стрелковой дивизии (вошедшей в состав армии с 23 ноября 1942 года) нанести удар двумя полками из района высоты 396,8 в направлении высоты 394,7 и выйти на рубеж Гойтх и высота 396,8. 353-я стрелковая дивизия и 165-я стрелковая бригада, действуя с фронта, должны были сковать противостоящего противника, в дальнейшем совместно с 383-й стрелковой и 83-й горно-стрелковой дивизиями уничтожить вражескую группировку в районе горы Семашхо.
9, 10 и 107-я стрелковые, бригады обеспечивают фланги ударной группировки армии. 40-й стрелковой бригаде действовать в направлении хутора Сеже.
Выполняя план операции, войска центра и правого крыла армии 26—27 ноября перешли в наступление. 383-я стрелковая дивизия, прикрываясь одним батальоном юго-западнее хутора Пелика (по южному берегу реки Пшиш), двумя полками с 27 ноября наступала в направлении высоты 394,7, чтобы перехватить дорогу Гойтх и гору Семашхо. Сломив сопротивление противника на безымянной высоте (2 километра юго-восточнее высоты 394,7), к исходу 27 ноября части дивизии овладели восточными скатами и вершиной этой высоты. Предпринятая противником силой до батальона контратака из направления балка Каменистая была отбита. Для развития успеха в бой введен 691-й полк этой дивизии.
Продвинуться дальше дивизии не удалось. Она продолжала закрепляться на достигнутых рубежах и уничтожать живую силу противостоящего врага, действуя отрядами и мелкими группами. Прикрывая основные пути снабжения семашхинской группировки, противник оказывал упорное сопротивление на северных и северо-западных скатах безымянной высоты и переходил в частные контратаки силой от роты до батальона. Высота дважды переходила из рук в руки. Атаки врага отбивались с большими для него потерями. В последующие дни дивизия всеми огневыми средствами наносила противнику сильные удары, продолжая двумя полками (691-й, 696-й) вести активные действия.
3 декабря части 383-й дивизии отразили тринадцать контратак противника силой до двух рот каждая из направления северные скаты безымянной высоты (2 километра южнее высоты 394,7 и горы Каменистой). 353-я стрелковая дивизия, обороняясь на горе Семашхо и безымянных высотах юго-восточнее, прикрывала важнейшее направление Семашхо—Анастасиевка—Георгиевское.
Упорными и настойчивыми действиями части дивизии систематически и последовательно уничтожали противника, выбивая его из отдельных гнезд и укрытий в скалистых горах. В результате этих беспрерывных боев был очищен от врага безымянный хребет восточнее горы Семашхо и частично хребет северо-западнее от нее.
1149-й стрелковый полк этой дивизии, выведенный после перегруппировки в исходное положение на рубеж 2 километра западнее высоты 879, успешно продвигался в северном направлении и к исходу 13 декабря вышел на безымянный хребет в километре юго-восточнее горы Каменистой, перехватив несколько троп, идущих на гору Семашхо. В результате этих боев противник потерял убитыми и ранеными свыше трехсот пятидесяти солдат, было захвачено несколько пленных.
Закрепившись на достигнутом рубеже, полк фактически нарушил коммуникации семашхинской группировки противника. Заняв круговую оборону, подразделения полка отразили несколько вражеских контратак из направления Гойтх и высота 879.
26 ноября, в 11.00, 83-я горно-стрелковая дивизия, вошедшая за период операции в состав армии, двумя полками (150-й и 428-й) с рубежа высота Треугольная — западные скаты высоты 301 начала наступление, чтобы уничтожить противостоящего противника и соединиться с частями 383-й стрелковой дивизии.
Правый фланг дивизии обеспечивался сковывающими действиями 165-й стрелковой бригады, левый — правофланговыми частями 8-й гвардейской стрелковой бригады. К исходу дня 26 ноября левофланговые части 83-й горно-стрелковой дивизии овладели безымянной высотой (1,5 километра севернее высоты 301), захватив одиннадцать дзотов. Встретив на высоте 301 сильное огневое сопротивление, опирающееся на систему деревянно-земляных сооружений, наступавшие подразделения дивизии начали обтекать ее с флангов. В течение 27 и 28 ноября противник, поддерживаемый сильным артиллерийским и пулеметным огнем, упорно оборонял занимаемые позиции. 25 ноября к 15.00 введенный в бой 100-й горнострелковый полк занял высоту 301, уничтожив при этом свыше ста солдат и офицеров противника.
До 7 декабря дивизия частью сил продолжала наступательные действия, разрушала огневую систему вражеской обороны, вела боевую разведку и блокировку опорных пунктов. Нанося гитлеровцам большие потери, части дивизии медленно продвигались вперед.
Вследствие непрерывных проливных дождей, холода, наступательные действия до 12 декабря были приостановлены. Артиллерия, минометы и гвардейские минометные части систематически продолжали вести огонь по боевым порядкам противника и путям снабжения. Наиболее интенсивному обстрелу подвергались районы переправ через реку Пшиш и дорогу Гойтх — Семашхо.
12 декабря 1942 года части правого крыла и центра армии возобновили активные действия. Под ударами наших частей, неся огромные потери, противник отказался от наступательных действий. Стремясь хотя бы удержать занимаемые позиции, он вынужден был держать в образовавшемся выступе до трех пехотных дивизий. В ночь с 16 на 17 декабря гитлеровцы, прикрываясь небольшими группами, начали отход от реки Пшиш, бросая часть техники, вооружения и снаряжения. Отдельные участки и сооружения были заминированы. Части правого крыла и центра армии, обнаружив отход противника, начали преследование врага, преодолевая сопротивление прикрывавших отход мелких групп противника. К исходу 17 декабря передовые подразделения 353-й стрелковой дивизии овладели безымянной высотой 1,5 километра северо-восточнее горы Семашхо. Подразделения 83-й горнострелковой дивизии заняли сорок блиндажей и дзотов противника в районе высоты 301. В течение 18 декабря наши подразделения продолжали преследование отходящего противника, стремясь выйти к реке Пшиш.
383-я стрелковая дивизия полностью заняла безымянную высоту 1,5 километра западнее хутора Пелика, высоту 394,7 и безымянную высоту шестьсот метров западнее Гойтха, перерезав тропу Гойтх — Семашхо. 353-я стрелковая дивизия, ломая сопротивление арьергардов вражеских войск, продвигалась в северо-восточном направлении на соединение с частями 383-й стрелковой дивизии. 1145-й стрелковый полк этой дивизии, оставив на гребне восточнее горы Семашхо незначительные силы, 18 декабря занял безымянную высоту 1,5 километра южнее горы Каменистой. Части 83-й гвардейской стрелковой дивизии к исходу дня достигли безымянного ручья западнее Каменистой. Подразделения 428-го полка заняли высоту 396,8. Дивизия левым флангом вышла к реке Пшиш. 383-я стрелковая дивизия к исходу дня 19 декабря вышла на южный берег реки на рубеже хутора Пелика, северных скатов высоты 394,7. В этот день 1149-й стрелковый полк 353-й стрелковой дивизии форсировал реку Пшиш и занял Гойтх. 100-й и 428-й полки 83-й горно-стрелковой дивизии к исходу 19 декабря вышли на южный берег реки.
"Таким образом, к 20 декабря части правого крыла и центра армии (383, 353, 83-я дивизии) вышли на реку Пшиш, где, закрепившись, отдельными отрядами захватили плацдармы на ее правом берегу.
В результате решительных действий частей 383-й, 353-й стрелковых дивизий и 83-й горно-стрелковой дивизии семашхинская группировка противника была ликвидирована, а ее остатки были вынуждены отойти за Пшиш. С 26 ноября по 20 декабря за время боевых действий по разгрому семашхинской группировки противника было уничтожено 4200 солдат и офицеров,) более 40 дзотов. Наши войска захватили 2193 винтовки, 23 миномета, 6 орудий и много другого военного имущества и вооружения.

1941 г.под г.Орджоникидзе был передислоцирован на доукомплектование измотанный в постоянных боях 2-й воздушно-десантный корпус, сражавшийся в течение июля-сентября 1941 года на Украине в составе Юго-Западного фронта. Однако вскоре Северо-Кавказский округ был преобразован в одноименный фронт - на кавказском направлении Красная Армия отступала под ударами немецких войск. Отступление перетекало в стратегическую катастрофу, остановить которую ГКО пытался всеми доступными средствами, так как измотанная тяжелыми боями, а еще больше - неорганизованностью, Красная Армия не могла надежно закрыть от врага кавказское направление. В мае 1942 года, в связи со складывающейся обстановкой, ГКО принимает решение на базе 2-го и 3-го воздушно-десантных корпусов, находящихся в оперативном подчинении Северо-Кавказского фронта, сформировать гвардейские стрелковые дивизии. Через две недели, 17 мая 1942 года, корпуса были переформированы в 32-ю под командованием полковника М.Ф.Тихонова и 33-ю под командованием полковника А.И.Утвенко гвардейские стрелковые дивизии. При этом бригады были так же переформированы в гвардейские стрелковые полки этих дивизий.
в мае 1942 года, 32-я гвардейская стрелковая дивизия обороняла Таманский полуостров, превратив юго-западную часть Тамани в неприступную для врага крепость. В августе, сдав занимаемую оборону другим частям, дивизия была переброшена в район ст.Навагинской, войдя в состав 18-й армии. Одним из самых тяжелых боев для дивизии в тот период стало 25 сентября 1942 года. Ее боевые порядки подверглись сильным бомбовым ударам и обстрелам артиллерии. В этот же день дивизия отбила 10 атак противника и в дальнейшем вела тяжелые оборонительные бои. За проявленное массовое мужество и героизм воинами 32-й гвардейской стрелковой дивизии, ей было присвоено почетное наименование Таманской.
В дальнейшем дивизия в составе Отдельной Приморской армии принимала участие в боях по освобождению Крымского полуострова. Не раз встречались лицом к лицу с фашистами воины дивизии и во многих сражениях одерживали победу. Одной из самых ярких стала битва на Сапун-горе 7-9 мая 1944 года. Вместе с другими соединениями Приморской армии и 51-й армии 4-го Украинского фронта воины дивизии штурмом сломили оборону немцев, в числе первых водрузив свое знамя на ее вершине, а затем с боями вступили в Севастополь. 10 мая 1944 года Москва салютовала освободителям Крыма залпами 324 орудий. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 мая 1944 года 32-я гвардейская стрелковая дивизия была награждена орденом Суворова II степени, а все ее полки получили почетное наименование Севастопольских.

В мае 1944 года дивизия была передана в состав 2-й гвардейской армии и ее личный состав, наконец, получил небольшую передышку - армия была передислоцирована в район городов Дорогобуж, Ельня и с 20 мая находилась в резерве Ставки ВГК.

Однако уже в июле 1944 года войска армии были введены в состав 1-го Прибалтийского фронта и в ходе Шяуляйской наступательной операции отражали контрудары противника западнее и северо-западнее Шяуляя, а в октябре 1944 года участвовали в Мемельской наступательной операции.
20 декабря 1944 года армия была переподчинена 3-му Белорусскому фронту, а с середины января ее войска, прорвав долговременную оборону противника в Восточной Пруссии, блокировали Кенигсберг с юго-западного направления.
После взятия 11 апреля 1945 года города Кенигсберга наши войска приступили к ликвидации оставшейся окруженной Земландской группировки противника. Уже ничто не могло помешать советскому солдату победно завершить свой путь в Восточной Пруссии. Во второй половине апреля все было кончено, война для войск 3-го Белорусского фронта завершилась полной и успешной ликвидацией всей восточнопрусской группировки противника.
Полковник Михаил Фёдорович Тихонов с первых дней Великой Отечественной войны принимал участие в боях на Западном фронте в составе 4-го воздушно-десантного корпуса. 4 июля в бою на реке Березина был тяжело ранен.
В сентябре 1941 года после излечения в госпитале был назначен на должность командира формируемого 2-го воздушно-десантного корпуса.
В мае 1942 года 2-й воздушно-десантный корпус был преобразован в 32-ю гвардейскую стрелковую дивизию, которая в составе 47-й армии была развёрнута для обороны Черноморского побережья Кавказа. Во время прорыва войск противника на Кавказ в августе дивизия была переброшена в район Туапсе, где в ходе своей обороны сорвала планы противника по захвату города. За героизм бойцов и командиров дивизия была награждена орденом Красного Знамени.
С января 1943 года 32-я гвардейская стрелковая дивизия принимала участие в наступательном этапе битвы за Кавказ, а также в Краснодарской наступательной операции.
С 9 марта по 2 апреля Михаил Фёдорович Тихонов командовал 11-м гвардейским стрелковым корпусом, наступавшим на Таманском полуострове.
В июле Тихонов был назначен на должность заместителя командующего 58-й, а с августа по ноябрь 1943 года служил на должности заместителя командующего войсками 56-й армии. Принимал участие в Новороссийско-Таманской наступательной операции.

Где можно прочитать
о боевых действиях 32гв.сд. и подвигах ее воинов.


Книга «Великая Отечественная война 1941-1945» Энциклопедия издана в 1985году. Статьи «Битва за Кавказ», «Краснодарская операция», «Керченско-Эльтиченская десантная операция», «Крымская операция», «Прибалтийская операция», «Восточно-Прусская операция», «Кенегсберская операция», «Земландская операция».

Книга «32я гвардейская. Боевой путь Н.К. Закуренко. Издано в 1978году.

Книга «Тревожные сны» (записки командира стрелкового батальона) Ю.М.Иконников. Издана в 1978году.

Книга «Связанные истории» Ю.М. Иконников. Издана в 1988 году.

Книга «Как тогда служилось» (воспоминания) Ф.И.Рыбинцев. Издана в 1997году.

Кроме того, в музее боевой славы 32гв.сд. в 815 школе имеются списки брошюры ветеранов 32 гв.сд. с исторической справкой о боевом пути дивизии. Изданы типографским способом в 1975,1978,1984, и 1990годах.

В этом же музее хранятся рукописи воспоминаний многих ветеранов войны однополчан 32гв. сд., их фотографии и анкеты.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

32 гвардейская стрелковая дивизия 15 нояб 2015 15:28 #3

  • Fortune
  • Fortune аватар
  • Не в сети
  • Захожу иногда
  • Сообщений: 52
  • Спасибо получено: 10
Подвиг Новицкого.

Станица Куринская находится в 10 км от Хадыженска и протянулась вдоль железнодорожного полотна, идущего из Армавира в Туапсе.
Осенью 1942г. рядовая станица, доселе мало кому известная, стала передним краем обороны. Дальше за Куринской – перевал. Через него не должны пройти гитлеровцы. 10 октября в районе Куринской подразделение 82 полка завязало бой с немцами, сражение шло за высоту 521, 1 м. Вражеский дзот мешал выходу нашей части из окружения. Подавить станковый пулемет вызвался старший сержант Николай Новицкий. Подступы к дзоту насквозь простреливались. Используя каждую канавку, воронку от разорвавшегося снаряда, он полз под прикрытием ружейно – пулеметного огня, приближаясь к заветной цели – немецкому дзоту.
Когда до него оставалось небольшое расстояние, Новицкий метнул гранату. Замолчав ненадолго, дзот снова разразился смертоносным огнем. В автомате Николая Новицкого кончились патроны, он полностью израсходовал имевшийся запас гранат. Наверное, тогда мгновенно созрело решение своим телом закрыть амбразуру вражеского дзота. Новицкий в несколько прыжков оказался у дзота и навалился на амбразуру. Пулемет замолчал.
Смерть старшего сержанта Николая Михайловича Новицкого зарегистрирована в «Книге безвозвратных потерь» дивизии под № 0378. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 марта 1943 года старшему сержанту Николаю Новицкому присвоено звание Героя Советского Союза посмертно. Его имя навечно занесено в список 1 – й роты 1 – го батальона 82 гвардейского стрелкового полка. Николаю Новицкому было всего 23 года, когда он погиб, прошло ещё 20 лет, когда Хадыженские следопыты в лесу нашли останки Героя Советского Союза. Николая Новицкого перезахоронили на мемориальном комплексе, который находится в центре станицы Куринской,
Администратор запретил публиковать записи гостям.

32 гвардейская стрелковая дивизия 15 нояб 2015 15:42 #4

  • Fortune
  • Fortune аватар
  • Не в сети
  • Захожу иногда
  • Сообщений: 52
  • Спасибо получено: 10
На этом ресурсе www.e-reading.club/chapter.php/129983/9/...7_1942-1943_gg..html подробно расписано против кого стояли насмерть бойцы 32 гвсд. Это были отборные, наиболее подготовленные части вермахта - дивизия СС "Викинг", дивизии горных егерей 1-ая -"Эдельвейсы", 97-ая - "Боевые петухи", 101-ая горно-егерьская.

ЮЖНЕЕ МАЙКОПА И НА ТУАПСИНСКОМ ШОССЕ
Выдвижение 44-го егерского корпуса — Каждая дивизия получает свой перевал — Цель — Туапсе — Прорыв батальона Лангезее в тыл противника — Жаркие бои за Оплепен — В нефтеносном районе Нефтегорска и Кура-Цице

Во время обсуждения обстановки в Курчевской, когда еще не было полной ясности о предстоящих действиях соединений, командир 49-го горнострелкового корпуса генерал Конрад предложил командующему группой армий «А» фельдмаршалу Листу следующий план:
1. Дивизии СС «Викинг» наступать на плечах противника сразу же на Туапсе, чтобы захватить важный Гоитхский перевал, через который проходят железная и шоссейная дороги; как можно глубже продвинуться по побережью и обеспечить пространство для развертывания подходящих соединений.
2. Как можно быстрее подвести альпийский корпус, вопрос о передислокации которого был еще не решен.
3. Вслед за «Викингом», пока противник не успел организовать достаточно прочную оборону, продвигать горнострелковые соединения.
Если рассматривать эти предложения с точки зрения настоящего времени, оценка обстановки Конрадом вполне обеспечивала достижение успеха, но развитие событий пошло по другому пути. В тот момент уже ясно ощущалась нехватка сил. Слишком великие цели пытались достигнуть слишком малыми силами!
Главная ошибка крылась в действиях немецкого верховного главнокомандования, наметившего для каждой дивизии «свой» перевал. Если ознакомиться с военно-географической разработкой высокогорной школы Фульпмеса, то можно сразу понять риск, скрытый в большинстве из назначенных перевалов.
Тем более не поддается пониманию, почему немецкие горнострелковые соединения применялись именно так. Разработка описывает все горные перевалы и присваивает каждому из них номер. Под первым номером обозначена дорога вдоль Черного моря через Новороссийск до Батуми, № 2 — дорога Майкоп — Туапсе, № 3 — Майкоп — Курджинская — перевал Тубы и дорога № 4 — Майкоп — Даховская — Адлер. Разработка была основана на русской географической литературе, часть которой была еще царских времен, на данных, почерпнутых из рассказов знатоков этой местности и допросов военнопленных.
О дороге № 2 Майкоп — Туапсе читаем: «Протяженность — около 190 км. Дорога в хорошем состоянии, долгое время улучшалась и ремонтировалась. Плавно спускается к Туапсе. На некоторых участках — спуски более 10 градусов. Хорошие условия для маскировки. До станции Апшеронская поворотов мало. Заправочные станции — в 9 км юго-западнее Майкопа ив Апшеронской. В 90 километрах юго-западнее Майкопа — серпантин. Строительный материал — в наличии (лес).
№ 3: через перевал Тюбы (высота — около 2600 метров). По-видимому, дорога проходима для вьючных животных.
№ 4: По этому пути, судя по показаниям двух военнопленных, в 1938 году было начато строительство секретной военной дороги из Майкопа на Эртос — Задок. Во многих местах дорога проходит через туннели».
Так говорилось в разработке, подготовленной Высокогорной школой Фульпмеса. При ближайшем рассмотрении единственно пригодной для прохождения войск оказалась только дорога Майкоп — Туапсе. Дороги № 3 и 4 представляли слишком большой риск. Два предложения из характеристики — лучше, чем совсем ничего. Тем не менее генерал де Ангелис повел вперед 44-й егерский корпус, чтобы через Лесной или Понтийский Кавказ пробиться к Черному морю.
Одиннадцатого августа, захватив Белореченскую, дивизия «Викинг» захватила вход в горы, покрытые лесом.
В то время как «Нордланд» обеспечивал охранение района западнее Пшехской, боевая группа «Германия» прошла по неразрушенным мостам и уже во второй половине дня 11 августа за танковым батальоном двинулась по лесной дороге вдоль Пшехи на Кубанскую. Местность здесь характеризовалась горами, покрытыми лесом, узкими долинами, плохими извилистыми дорогами, непроходимыми зарослями рододендронов. Такие условия не подходили для действий мотопехотных соединений. Местность явно не была пригодной для действий танков. Несмотря на это, командование корпуса требовало быстрого продвижения «Викинга» с предварительной задачей захватить Хадыженскую и нефтяные промыслы в районе Нефтегорск, Нефтяная. По пятам уже шли специалисты-нефтяники. Они должны были приспособить источники нефти для снабжения немецких моторов.
Двенадцатого августа дивизия «Викинг» взяла Кубанскую и 1-м батальоном полка «Германия» двинулась по дороге на Апшеронскую. Второй батальон «Германии» под командованием штурмбаннфюрера Ёрхеля повернул на Тверскую, наткнулся на крупные силы противника, которого вскоре удалось разгромить при поддержке 21-го корпусного минометного дивизиона и дивизиона реактивных минометов. Вечером 12 августа немецкие войска вышли к Пшишу у Тверской. Здесь полк «Нордланд» сменил 2-й батальон «Германии» в охранении, 2-й батальон был отведен через Кубанскую и последовал за 1-м батальоном «Германии» в направлении Апшеронской. Таким образом, дивизия «Викинг» оказалась широко растянутой по фронту, проходящему по гористой закрытой местности, и была вынуждена ждать подхода остальных соединений. Повсюду еще шли бои с отставшими разрозненными группами советских войск.
Двенадцатого августа полк «Вестланд» и 3-й батальон «Нордланд», вышедшие с рубежа по Миусу, прибыли в расположение дивизии. Это пополнение было как нельзя кстати. Теперь в распоряжении «Викинга» было 7 мотопехотных батальонов. Полк «Вестланд» стал подвижным, в нем было два батальона по пять рот в каждом. Не хватало только 3-го батальона «Германии», который прибудет в дивизию из Амвросиевки только в последние дни августа.
Двенадцатого августа дивизия «Викинг» начала наступление двумя группами — по долинам рек Пшиш и Пшеха в направлении Хадыженской и Апшеронской. В тот же день с Майкопского плацдарма начала наступление на Хадыженскую по дороге № 2 боевая группа 16-й пехотной (моторизованной) дивизии.
За день до этого боевая группа Бреде (165-й мотоциклетный батальон, усиленный 4-м дивизионом 146-го артиллерийского полка и 203-й бригадой штурмовых орудий) непосредственно от командира 3-го танкового корпуса получила следующий приказ:
«Передовому отряду Бреде рано утром 12.8 в тесном взаимодействии с 13-й танковой дивизией наступать с майкопского плацдарма через Апшеронскую на Хадыженскую. Дивизия СС будет вести наступление из Белореченской на Хадыженскую. Фланговая колонна 16-й моторизованной дивизии будет продвигаться из Абадзехской через Ширванскую в направлении Хадыженской».
В 23.00 из 13-й танковой дивизии пришло сообщение, что мост через Курджипс захвачен и путь для дальнейшего наступления свободен.
Утром 12 августа боевая группа майора Бреде (командира 165-го мотоциклетного батальона) с прибытием приданного ей 3-го дивизиона 146-го артиллерийского полка перешла в наступление. Сразу после выступления майор Бреде получил от начальника разведки 16-й пехотной (моторизованной) дивизии материалы. Они были подготовлены на основе оценки русских документов, добытых подполковником медицинской службы доктором Мюлингом. На них были указаны направления сосредоточения основных усилий русских в обороне.
Сначала наступление боевой группы Бреде привело к выигрышу территории. Затем дорога к центру нефтепромыслов Нефтяная пошла через узкое ущелье. Наступление было задумано как молниеносное и должно было осуществляться с ходу. Однако продвижение боевой группы Бреде было вскоре остановлено в связи с большими потерями перед опорными пунктами противника, умело оборудованными в скалах. Против них было необходимо применять орудия. Майор Бреде был тяжело ранен. Командование боевой группой принял командир 3-го дивизиона 146-го артиллерийского полка майор Хаммон. Но все попытки продолжить наступление терпели неудачу. По приказу командира 3-го танкового корпуса наступление было остановлено.
В последующие дни 16-я пехотная (моторизованная) дивизия, несмотря на труднопроходимую местность, одним полком с приданными ему подразделениями пробилась к Абадзехской, а 60-м мотопехотным полком — почти к самым нефтепромыслам Нефтяной. В этих районах 16-я пехотная (моторизованная) дивизия ждала подхода 97-й егерской дивизии. С этого рубежа 16-я пехотная (моторизованная) дивизия в середине августа была переброшена на Восточный Кавказ.
А как продолжались бои в полосе дивизии «Викинг»?
За 13 августа 1942 года в журнале боевых действий 3-го батальона полка «Нордланд» содержится следующая запись:
«7.00: батальон вышел к Комсомольской. Батальону поручена охрана командного пункта дивизии. Батальон придан полку «Вестланд». Сильный артиллерийский и минометный огонь противника. Два командира роты — гауптштурмфюрер Шнабель и оберштурмфюрер Хилькер погибли при артиллерийском обстреле.
16.20: батальон продолжал движение на Тверскую и совместно с 1-м батальоном «Нордланд» взял этот населенный пункт. Захвачено 46 пленных».
Четырнадцатого августа полк «Нордланд», на основе которого была образована западная ударная группа, продолжал наступление дальше на юг и взял Кабардинскую. Передовые охранения стояли неподалеку от Мука. Там были видны горящие нефтепромыслы и важные сооружения.
1-й батальон полка «Германия» в долине Пшехи вышел в районе севернее Апшеронской. Второй батальон этого полка под командованием штурмбаннфюрера Ёрхеля сначала прочесал горную цепь между обеими ударными группами «Викинга», а потом подошел в район Апшеронской.
Таким образом, дивизия «Викинг» на двух участках находилась непосредственно на важной дороге Майкоп — Туапсе, но уже было ясно, что необходимо дожидаться, пока подойдет 44-й егерский корпус.
Сто первая и 97-я егерские дивизии находились в двух суточных переходах. Швабские и баварские егеря шли с небывалой скоростью в сильную жару по немыслимой пыли.
Сто первая дивизия генерал-майора Дистеля 11 августа вышла к Тенгинской. На следующий день продолжила марш. Северо-западнее Гиагинской, на западном берегу Белой, она была вынуждена прервать его, чтобы разгромить группу противника, насчитывавшую до 600 человек. Четырнадцатого августа 229-й егерский полк вошел в Кубанскую, а 228-й егерский полк — в Тверскую в полосе наступления «Викинга».
В то же время баварская 97-я егерская дивизия генерал-лейтенанта Руппа маршем шла через Армавир в район Майкопа, чтобы сменить 13-ю танковую и 16-ю пехотную (моторизованную) дивизии. 204-й егерский полк 13 августа прибыл в Майкоп, 207-й егерский полк — в Баналов — Клухорскую.
В результате этого марша обе дивизии 44-го егерского корпуса вышли на исходные позиции. В приказе командира корпуса № 108, содержавшем подзаголовок «К наступлению на черноморское побережье», излагался замысел наступления. В нем говорилось:
«44-му егерскому корпусу нанести удар из района Белореченская, Майкоп в направлении Кабардинская, Хадыженская, Самурская, Даховская и захватить участок побережья Туапсе, Адлер».
Баден-вюртембергская 101-я егерская дивизия получила задачу наступать прямо вдоль шоссе и железной дороги через Хадыженскую и Гоитхский перевал на Туапсе.
Пятнадцатого августа она прибыла в исходный район и направила 229-й егерский полк через Кубанскую за рубеж охранения полка «Германия» на Апшеронскую. В 15.00 этот населенный пункт после ожесточенного сражения был взят. 228-й егерский полк продвинулся к охранению полка «Нордланд» и в тот же день занял нефтеносный район западнее Кура-Цице.
Однако до сих пор длинные фланги ударных групп не имели надежного прикрытия. В тылу постоянно происходили бои с отдельными подразделениями противника. Четырнадцатого августа подразделения 2-го батальона полка «Нордланд» под Гурийской во время попытки прорыва советских частей в южном направлении были вынуждены вступить в тяжелый бой. Кроме того, существовала большая угроза западному флангу, так как словацкая моторизованная дивизия слишком медленно продвигалась в условиях горной местности. Эта дивизия наступала западнее «Викинга».
Шестнадцатого августа было необходимо атаковать силы противника северо-западнее реки Пшиш на рубеже Тверская, Хадыженская. Об этом говорится в записях журнала боевых действий 3-го батальона полка «Нордланд» от 16.8:
«3.30: выступили из Мука. 7.10: подошел танковый батальон с 9-й ротой. 7.25: подошла 10-я рота. 10.30: взята Линейная. Зачистка окончена. Погибли: оберштурмфюрер Ройс и два унтершарфюрера. Семь человек ранено. 11.30: подошедшая 11-я рота занялась прочесыванием леса. Во время повторного прочесывания погиб унтерштурмфюрер Люттгенс. Трофеи: две 45-мм пушки, два орудия 76-мм, пять легких минометов, пулеметы, лошади, два грузовика, 34 пленных. 17.00: совещание командиров рот и оценка обстановки. Донесение воздушной разведки: колонна из 100 грузовиков, похоже, спасается бегством в юго-западном направлении».
О штурме Линейной командир танкового батальона «Викинг» штурмбаннфюрер Мюленкамп сказал следующее:
«После марша в боевых условиях внезапно перед нами посреди леса открылось большое свободное пространство. У западного края долины находилась Линейная. Мои танки перестроились в боевой порядок, а потом пошли на Линейную. Между танками растянулись цепью финские добровольцы. Бегом они сопровождали атаку танков. И уже это делает им большую честь. Словно порыв бури обрушилась наша атака на Линейную, занятую противником. Финнов больше было не удержать. Часто можно было заметить, как они, выхватывая свои особенные финские ножи, кидались на вражеских солдат».
Штурм Линейной танковым батальоном и 3-м батальоном полка «Нордланд» — славная страница в истории финского добровольческого батальона войск СС, который незадолго до этого в качестве 3-го батальона вошел в прославленный полк «Нордланд». При этом его роты изменили нумерацию с 1—4-й на 9—12-ю. Финские добровольческие роты продолжали славную традицию 27-го егерского батальона времен Первой мировой войны. Тогда финские добровольцы воевали на стороне немцев, а затем — против Красной Октябрьской революции за независимость своей страны, за отделение от России. Во время советско-финляндской войны 1939—1940 годов на стороне финнов нелегально воевали немецкие, шведские и датские студенты против советских войск. В 1941 году первая волна финских добровольцев вступила в так называемые финские взводы полка «Нордланд» (в третьи взводы рот) для участия в войне против России. Финские добровольцы хорошо зарекомендовали себя, но несли большие потери. После того как осенью 1941 года в связи с большими потерями 3-й батальон «Нордланда» расформировали, его остатки были распределены по другим батальонам. Затем на фронт прибыл «Финский добровольческий батальон войск СС» (вторая волна). С точки зрения организации и тылового снабжения это было полностью национальное подразделение, которое с небольшим количеством немецких офицеров входило в состав полка «Нордланд». Затем оно окончательно было переименовано в 3-й батальон «Нордланд».
Во время боя за Линейную часть финнов, лежа плашмя на танках, шла в атаку с большой храбростью. Советский 17-й кавалерийский корпус вынужден был отказаться от нанесения флангового удара из района Линейной и от выхода на пути немецкого наступления. Он стал пробиваться узкими, поросшими лесом долинами в южном направлении. 17-й кавалерийский корпус за свои заслуги по прикрытию отхода главных сил советских войск с рубежа реки Ея до района к западу от Майкопа был переименован в 4-й гвардейский кавалерийский корпус. Соответствующие наименования получили и обе кавалерийские дивизии, входившие в него.
Боем под Линейной наступательные действия дивизии СС «Викинг» были завершены. Сорок шестой егерский корпус в этой полосе продолжил наступление через Лесной Кавказ. Третий танковый корпус оставил занимаемый им район в середине августа и двинулся маршем на восток. Дивизия «Викинг» в дальнейшем применялась в полосе шириной 70 километров (по воздушной линии) для задач по охранению, поскольку егерские дивизии двухполкового состава, цели которых ограничивались наступлением, были не в состоянии обеспечить еще и охранение этого необозримого лесного района.
Западный фланг в районе Асфальтовой обеспечивал полк «Нордланд», район южнее Апшеронской — полк «Германия», а район Самурская, Даховская — полк «Вестланд». В полку «Вестланд» были собраны добровольцы из Нидерландов, Бельгии и Люксембурга.
Теперь вернемся к наступлению 44-го егерского корпуса. Главную задачу мы уже узнали из приведенного выше приказа № 108. Из него для 97-й егерской дивизии вытекала следующая задача: «97-й егерской дивизии наступать из района Майкопа в направлении Самурская, Даховская и, пройдя через Чакуч (перевал Тубы, дорога № 3) и Красную Поляну (дорога № 4), овладеть прибрежной дорогой Лазаревское — Адлер. Боевое применение сил при переходе через горы — в зависимости от условий дороги и вооружения. При этом дивизии сначала выйти по идущим на юг дорогам в район Самурская, Даховская. Вести наступление силами, которые она имеет в распоряжении на 14 августа. Ставить задачу силам, действующим вдоль дороги Майкоп — Нефтегорск в зависимости от обстоятельств, чтобы открыть пути для продвижения частей 101-й егерской дивизии, наступающей в направлении Кубанская, Апшеронская».
Наряду с боевыми задачами отдавались распоряжения по организации разведки дорог, так как имеющихся карт было недостаточно. 97-я егерская дивизия попыталась выполнить оба возложенных на нее задания. В качестве передового отряда через Абадзехскую и Даховскую была выдвинута группа Йордана (усиленный 97-й самокатный батальон). За передовым отрядом Йордана последовал усиленный 207-й егерский полк полковника Отте. Боевая группа Отте прошла по дороге на Даховскую и, таким образом, стала боевой группой 97-й егерской дивизии, действующей на левом фланге.
Правую (западную) маршевую группу составлял усиленный 204-й егерский полк подполковника Нобиса. Нобис продвигался по дороге Майкоп — Апшеронская до района Нефтяной, а левым флангом вышел к Самурской.
К вечеру 16 августа сложилась следующая обстановка: боевая группа Нобиса: 1-й батальон 204-го полка прошел Ширванскую, в 15.00 вышел к Нефтегорску и разгромил колонну противника. Затем продолжал наступление в направлении Нефтяной и в 16.00 находился от нее в 3 километрах. 2-й батальон 204-го полка в 13.00 вышел к Ширванской и выслал охранение. 3-й батальон 204-го полка начал наступление из Ширванской, преодолевая ожесточенное сопротивление противника, к 16.00 вышел к окраине населенного пункта Самурская и после тяжелого боя взял его. Потери немецких войск: 3 убитых, 7 раненых.
Боевая группа Отте: 1-й батальон 207-го полка двумя ротами внезапно атаковал и разгромил советский гарнизон в Курджипской (около 300 человек). При этом была захвачена противотанковая пушка, большое количество полевых кухонь и 17 грузовых автомобилей. Главные силы батальона находились в 2 километрах от Теннелосского. Рота 97-го разведывательного батальона и саперы разобрали многочисленные заграждения и завалы по дороге Даховская — Алексеевское и подошли к Алексеевскому на расстояние 6 километров.
Остальные подразделения 97-го разведывательного батальона и 3-го батальона 207-го полка находились в Даховской. 2-й батальон 207-го полка — в Каменномостской. Валлонский батальон — в Абадзехской.
Выйдя на этот рубеж, егерские полки 97-й егерской дивизии находились уже в глубине Лесного Кавказа. По дороге от Майкопа необходимо было разобрать многочисленные завалы из бревен. Слабое сопротивление привело к предположению, что противник больше не в состоянии организовать управление своими разбитыми частями и создать оборону. Это предположение оказалось тяжелейшей ошибкой. Шестнадцатого августа командир 44-го егерского корпуса решил, что ключ к успеху наступления на участке 97-й егерской дивизии у него в руках, что и выразил в приказе на день:
«Выражаю признательность 97-й егерской дивизии. В ходе трехдневных боев на Западном Кавказе она прорвала оборону противника. В неблагоприятных условиях местности, после продолжительных маршей и в новой боевой обстановке, действуя боевыми группами, состоящими в основном только из частей дивизии без дополнительного усиления, она повергла отчаянно сопротивлявшегося врага. Подписано: Де Ангелис».
Восемнадцатого августа 1-й батальон 204-го полка взял Нефтяную. Находившиеся там нефтепромыслы оказались в руках у немцев. На левом фланге боевая группа Нобиса в составе 3-го батальона 204-го полка продвигалась за противником по долине реки Пшеха и в 4 километрах севернее Рожета разгромила крупное скопление противника. В качестве трофеев было захвачено одиннадцать 152-мм орудий, три 76-мм пушки, одна 75-мм пушка, три легкие противотанковые пушки и 15 тракторов.
Когда авангарды 97-й егерской дивизии находились уже далеко на юге, 18 августа в Ширванской возобновились ожесточенные бои. В этом районе противник напал на командный пункт дивизии. Генерал-лейтенант Рупп стянул сюда все силы, которые оказались под рукой. Нападавшие советские части были окружены по четкой системе. Образованная тут же боевая группа Бихлера (начальника инженерных войск) перешла в наступление со всех сторон. Особенно здесь отличился Валлонский батальон, состоявший из бельгийских добровольцев и входивший в состав 97-й егерской дивизии. Им командовал майор Люсьен Липперт, офицер бельгийской колониальной армии.
Постепенно крепла оборона советских войск. В ее организации появилась система. Она была замечена через день после победного боя 3-го батальона 204-го полка под Рожетом. Когда батальон оторвался далеко вперед в долине реки Пшеха, его атаковали превосходящие силы противника. Недалеко от прохода «Волчьи ворота» баварские егеря обороняли вход на перевал Тубы. Но и с горы Оплепен в их тылу по ним вела огонь советская артиллерия, и им угрожало окружение. Третий батальон запросил помощи по радио, но дивизия ее оказать не могла, поскольку ее части сильно растянулись. Просьбы о помощи поступали одна за одной. Наконец, генерал-лейтенант Рупп отдал приказ: «3-му батальону 204-го полка отойти к Самурской!» Часть захваченных накануне орудий пришлось взорвать, легкие пехотные орудия батальона тоже были потеряны. С большим количеством раненых третий батальон пробился назад на север и был встречен охранением у впадения Цици в Пшеху. Так потерпела неудачу первая атака на перевал Тубы.
В это время боевая группа Отте наступала в южном направлении по долинам Курджипса и Белой. Двадцатого августа 1-й батальон 207-го полка захватил Белореченский перевал южнее Курджипского. Но через день и здесь под сильным натиском противника пришлось отойти на север. Под Курджипском было снова организовано охранение.
На следующий день боевая группа Ноблиса вела бой в районе южнее дороги Хадыженская — Самурская. Речь идет о горном массиве 1010-метровой вершины Оплепен, который советские войска обороняли со всей решимостью. Оплепен, словно часовой, господствует над местностью у входа на перевал Тубы.
204-й егерский полк рассыпался на многочисленные отдельные группы, так как повсюду в горных лесах засел противник. И все же командование корпуса надеялось повторно нанести удар через перевал Тубы.
После первой атаки на перевал, завершившейся поражением 3-го батальона 204-го полка, генерал-лейтенант Рупп принял решение открыть дорогу через перевал Тубы с востока силами боевой группы, стоявшей под Курджипском, к тому же стало ясно, что боевой группе Отте достался очень плохой переход к черноморскому побережью по дороге № 4. Указанная на карте дорога через перевалы на деле оказалась всего лишь ослиной тропой. Боевая группа Отте находилась теперь в горах на широком рубеже охранения, состоящем из опорных пунктов.
План Руппа был основан на следующих мерах: фронтальной атаке в долине Пшехи, охвате с востока силами одного батальона. Таким образом предполагалось сбить советские войска с перевала Тубы.
В качестве группы охвата должен был действовать батальон Лангезее. Капитан Лангезее был одним из наиболее опытных и безупречных офицеров 97-й егерской дивизии. Его батальону была придана 1-я горно-вьючная батарея 81-го артиллерийского полка. Разведку боем должен был провести входивший в состав дивизии казачий эскадрон, состоявший из воинов различных национальностей. Эскадроном командовал немецкий капитан. Вооружение и обмундирование бойцов эскадрона было смешанным русско-немецким.
Майор Эрнстхаузен, оказавшийся «безработным» из-за побатарейного распределения его горно-вьючного артиллерийского дивизиона, ответил на соответствующий вопрос своего адъютанта: «Я долго спрашивать не буду. Мы пойдем вместе с Лангезее, тогда действительно что-то испытаем в этой жизни!» Насколько Эрнстхаузен был прав в своих словах, его адъютанту вскоре стало ясно. Незадолго до наступления боевой группы Лангезее во все стороны были разосланы казаки. Вскоре они возвратились, приведя с собой пленных. Они разбили целый советский батальон охранения. После тяжелого марша по живописной долине Цици боевая группа Лангезее прошла 1-й дом лесника, в полдень вышла ко 2-му дому лесника и здесь остановилась на привал. Кавалерийские лошади и казачьи эскадроны остались позади. Остальным предстояло подниматься через девственный вековой лес, обозначенный на русских картах надписью «Природный заповедник». Эта местность была безлюдна и представляла собой границу между Лесным и Высокогорным Кавказом.
Словно по индейской тропе войны, батальон змеился по дремучему лесу. Позади шла колонна вьючных животных. Людям то и дело приходилось помогать животным. Сначала еще была тропа, но затем и она потерялась. Выделенное передовое и боковое охранение поднималось все выше и выше. Перед навьюченной на животных 1-й батареей 81-го артиллерийского полка саперный взвод топорами и тесаками прорубал дорогу. Часто дорогу преграждали упавшие гнилые стволы огромных деревьев. Насыпь из валунов делала их проходимыми. Разговоров почти не было. Все стремились сохранить в себе красоту гор.
Когда наступил вечер, был преодолен горный гребень на отметке 1479 метров, и вьючная колонна, возглавляемая обер-лейтенантом Манером, вышла на место, удобное для устройства бивака. Тем временем капитан Лангезее отдал приказ своим ротам занять круговую оборону. Животных развьючили. Разводить костер для приготовления пищи было нельзя. Всем пришлось довольствоваться консервами. Неприхотливые мулы из-за нехватки травы объедали листву с деревьев.
После освежающей горной ночи настроение у всех было боевое. Одному из егерей, запевшему под впечатлением красоты окружающей природы песню «Чей ты, прекрасный лес...», тут же заткнули рот. Только полнейшая тишина могла спасти группу от преждевременного обнаружения. Но что можно было не позволить егерям, не запретишь животным. Раздававшиеся ранним утром крики «И-а!» вызвали серьезное опасение. По замершему лесу разносилось тысячекратное эхо.
«Ну, теперь нас выдали!» — сказал майор Эрнстхаузен и пошел к палатке капитана Лангезее, чтобы с ним обсудить обстановку.
В тот день боевая группа Лангезее находилась в 12 километрах позади главного рубежа обороны советских войск. На рассвете для разведки удобного места для боя с русскими на их единственной дороге, ведущей в тыл далеко за перевалом Тубы, уже был выслан офицерский разведывательный дозор. В состав разведывательного дозора входил также артиллерийский офицер. Его задача состояла в разведке подходящей огневой позиции для горной артиллерии. Направленный накануне для флангового охранения в долину Цици взвод егерей до сих пор не прибыл. Капитан Лангезее попытался связаться по радио с фланговым охранением и с офицерским разведдозором, но напрасно.
Наступил полдень. Из штаба дивизии была получена радиограмма, что войска, наступающие с фронта в долине Пшехи на перевал Тубы, вперед не продвинулись. Батальон Лангезее должен был ждать.
Капитан Лангезее нервничал: «Было бы лучше, чтобы нам разрешили наступать сейчас. А поскольку такого разрешения нет, то, наверное, скоро на нас самих нападут. Я приказываю свернуть палатки и всем егерям занять оборону».
«А я приказываю седлать. Оседланных мулов легче потом будет навьючить», — дополнил его майор Эрнстхаузен. Всем присутствовавшим стало ясно, что операция, начавшаяся как прогулка, может закончиться катастрофой.
После 14.00 по радио пришел приказ: «Наступление дивизии не удалось. Боевой группе Лангезее немедленно вернуться назад».
Разведдозор еще не вернулся, но одиночные выстрелы показывали, что он уже неподалеку. А стрельба свидетельствовала о том, что его преследовал противник.
Майор Эрнстхаузен приказал вьючить животных и готовить вьючную колонну к маршу. Внезапно был открыт винтовочный и пулеметный огонь — дозоры Лангезее обнаружили подходящего противника.
Капитан Лангезее ни на секунду не терял контроля над обстановкой: «Пожалуйста, господин майор, немедленно отходите со всем вьючным обозом, и непременно сегодня же вечером дойдите до 2-го дома лесника. Я попытаюсь здесь продержаться еще некоторое время, прикрою ваш отход и дождусь подхода разведдозора».
«Все ясно — вьючная колонна, марш!»
Майор Эрнстхаузен шел впереди. Один из офицеров замыкал колонну. Боковое охранение обеспечивали только орудийные расчеты. На гряде, параллельной долине Пшиша, пять 'артиллеристов прикрывали отход длинной беззащитной вьючной колонны. Частая перестрелка с той стороны свидетельствовала, что эти пятеро отбивались от противника. Только к вечеру там все стихло. По дороге вьючная колонна встретила взвод, назначенный накануне в боковое охранение. Такое подкрепление было как нельзя кстати. Но все равно было необходимо до наступления темноты дойти до 2-го дома лесника. Там ждал казачий эскадрон.
Вьючная колонна начала движение в 14.30. До 2-го дома лесника ей предстояло пройти маршем пять часов. Через каждые два часа было необходимо развьючивать тяжело нагруженных мулов и давать им получасовой отдых. Дорога шла почти все время под уклон, что создавало для животных дополнительную нагрузку. Фон Эрнстхаузен, опытный горный артиллерист, воевавший в горной артиллерии еще во время Первой мировой войны на альпийском фронте, рассчитал и обдумал все факторы. И он был вынужден требовать безостановочного пятичасового марша.
Через три часа движения сзади послышалось требование: «Непременно требуется привал!»
Фон Эрнстхаузен его отклонил. Когда дорогу пересекал ручей, он разрешал поочередно поить животных, а потом отдавал приказ сразу же продолжать марш. Всем погонщикам стало ясно, что этот жестокий марш «жизненно необходим». Наконец, когда уже стемнело, вьючная колонна достигла 2-го дома лесника, где их встретил казачий дозор. Но те пять артиллеристов, прикрывавших колонну со стороны Пшиша, больше уже не вернулись. Они пожертвовали собой ради спасения вьючной колонны.
Майор фон Эрнстхаузен приказал расседлывать мулов и собирать орудия. Через два часа прибыл и капитан Лангезее со своим батальоном. Ему удалось дождаться возвращения офицерского разведывательного дозора и, отбиваясь от наседающего противника, отойти.
В это время боевая группа Нобиса вела бой в районе горы Оплепен, которую удалось взять. Советские войска постоянно контратаковали. Оплепен — «часовой» в долине Пшеха. Он является господствующей высотой у входа на перевал Тубы. За него разгорелись ожесточенные бои. Батальон Аббта на широком фронте оборонял горный массив, но в ходе кровопролитного боя был отброшен. При этом почти все раненые попали в руки советских солдат.
Проследим теперь за действиями 101-й егерской дивизии.
Выдвинувшись с баз «Викинга», 15 августа 229-й егерский полк в 15.00 овладел Апшеронской. Правее 2-й батальон 228-го егерского полка захватил нефтеносный район Кура — Цице.
Шестнадцатого августа 229-й егерский полк с частями усиления начал наступление в западном направлении на Хадыженскую и создал условия для ввода в бой 228-го егерского полка. Подразделения 229-го егерского полка вышли к Травалеву. 3-й батальон 228-го егерского полка безуспешно атаковал станцию Хадыженская, оборону противника прорвать ему не удалось. Вечером главные силы 229-го егерского полка вошли в Хадыженскую и перешли к обороне на направлении Нефтяной.
Семнадцатого августа проводилась подготовка к наступлению на станцию Хадыженская. Эта группа зданий находилась у начала дороги, ведущей через перевал к Туапсе. Генерал-майор Дистель и его начальник оперативного отдела штаба майор Людендорф полностью осознавали трудности наступления, которого они требовали от своей 101-й егерской дивизии.
Восемнадцатого августа началось наступление, но уже у станции Хадыженская план был нарушен. У Туннельной высоты, которую вскоре прозвали Туннельной преисподней[6], атаки 101-й егерской дивизии были остановлены. Сюда командующий Черноморской группой генерал И.Е. Петров накануне подтянул свою лучшую дивизию, так как здесь была ключевая позиция для овладения дорогой через перевал. Советская 32-я гвардейская стрелковая дивизия заставляла вюртембержцев 101-й егерской дивизии дорого платить за каждый пройденный метр земли. Любые попытки обхода оказывались неудачными. Находившийся в районе Кура-Цице 3-й батальон 228-го полка был усилен и должен был атаковать с западного направления. Первый батальон 228-го полка вел разведку из Травалева в направлении горы Гейман. Восточнее батальон специального назначения полка «Бранденбург-500» поддерживал связь с 97-й егерской дивизией. Целый день продолжались бои за Туннельную высоту и станцию Хадыженская. На гору было совершено два налета немецкой авиации, по ней вела огонь почти вся дивизионная артиллерия, а также приданные 1-й дивизион 60-го артиллерийского полка и часть 617-го дивизиона 210-мм минометов. Но 101-я егерская дивизия так и не смогла подняться в атаку на эту гору.
Командир 44-го егерского корпуса приказал временно остановить атаки, так как к этому времени, как уже говорилось, 97-я егерская дивизия надеялась на более легкий переход через перевал Тубы. В полосе 101-й егерской дивизии части дивизии «Викинг» сменили части 101-й дивизии, прикрывавшие растянувшийся фланг. 19 августа разведывательный дозор 3-го батальона полка «Нордланд» установил связь с 20-м пехотным полком медленно продвигавшейся словацкой моторизованной дивизии.
После того как 97-й егерской дивизии также не удалось прорваться через перевал Тубы и Оплепен, началась перегруппировка. От попыток перейти через горы по дорогам № 3 и № 4 отказались. На них было оставлено только прикрытие, а главные силы 44-й корпус сосредоточил у шоссе Майкоп — Туапсе. К 28 августа здесь находились в готовности следующие силы: западнее Хадыженской — 57-й танковый корпус с 198-й и частью 125-й пехотными дивизиями, словацкая моторизованная дивизия) и полк «Нордланд». На шоссе — 44-й егерский корпус в составе 101-й и 97-й егерских дивизий, в охранении — полк «Германия» и еще восточнее — полк «Вестланд» (оба полка — из дивизии «Викинг»).
Утром 28 августа артиллерия и авиация своим огнем подготовили атаку Туннельной высоты. Генерал-майор Дистель направил вперед 229-й егерский полк с северо-запада, через высоты 519,6 и 374,2, а 228-й егерский полк — с южной окраины Хадыженской через высоту 350,3. Задачей дня для обеих наступающих групп была высота 134,4. В результате двустороннего охвата Туннельная высота и станция Хадыженская должны были пасть. Высота 134,4 у ущелья, по которому протекает река и проходят автомобильная и железная дороги, была ключевой.
Вскоре после начала наступления стало очевидно, что ни налеты авиации, ни артиллерийские обстрелы не поколебали решимости советских войск оборонять свои позиции. Пока 229-й егерский полк медленно пробивался с северо-запада, 228-й егерский полк и батальон специального назначения (из полка «Бранденбург-500») попытались обойти позиции противника и приблизиться к цели. После боев, шедших с переменным успехом, удалось взять поселок Папоротный. На северо-западе 1-й батальон 229-го полка взял высоту 374,2 и оттеснил слабые силы противника к дороге.
Об абсолютно новом способе ведения боя в условиях горно-лесистой местности сообщает журнал боевых действий 101-й егерской дивизии в записях от 28 августа 1942 года: «Большие трудности для батальонов представляло то,
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: ТаБу

32 гвардейская стрелковая дивизия 15 нояб 2015 15:47 #5

  • Fortune
  • Fortune аватар
  • Не в сети
  • Захожу иногда
  • Сообщений: 52
  • Спасибо получено: 10
Об абсолютно новом способе ведения боя в условиях горно-лесистой местности сообщает журнал боевых действий 101-й егерской дивизии в записях от 28 августа 1942 года: «Большие трудности для батальонов представляло то, что им приходилось действовать малыми силами (егерская рота насчитывала всего 50 человек), в условиях векового леса с густым подлеском или зарослями рододендронов. Многочисленные расщелины, часто не обозначенные на картах, делают местность часто непроходимой не только для автомобильного, но и для вьючного транспорта...»
Двадцать девятого августа 2-й батальон майора Либмана из 228-го полка взял высоту 350,3. Таким образом, было создано одно из условий для атаки шоссейной и железной дорог у высоты 134,4. Но советское командование подвело туда новые подкрепления. Весь день шли ожесточенные бои за высоту 350,3, в которых приняли участие также батальон из полка «500» и 3-й батальон 228-го полка. К вечеру кризис у отметки 350,3 так и не миновал. Смогут ли русские ночью усилить свою оборону?
Тридцатого августа разгорелись жаркие бои и на участке 229-го полка между высотами 519,6 и 374,2, которые также длились целый день. Здесь противнику также удалось получить подкрепления. Пройти вперед 229-му егерскому полку так и не удалось.
Южнее, на участке 2-го батальона 228-го егерского полка на высоте 350,3, — та же картина. И здесь советские солдаты не дали продвинуться немецким егерям ни на шаг. Они окружили 2-й батальон 228-го полка. Все попытки прорвать окружение другими частями дивизии потерпели неудачу. Продовольствие и боеприпасы у окруженных подходили к концу. Наконец, командир дивизии был вынужден отдать по радио следующий приказ: «2-му батальону 228-го полка пробиваться на исходные позиции». Из последних сил, взяв с собой всех раненых, батальон ночью добрался до рубежа охранения у Папоротного. Тридцать первого августа майор Либман доложил командиру дивизии о возвращении 2-го батальона 228-го полка. В тот день наступление было прекращено, и батальоны местами отошли на более выгодные позиции. Так потерпела неудачу первая попытка наступления на Туапсе.
В последующее время части егерских дивизий сосредоточились в районе у шоссе на Туапсе. 1-й батальон «Нордланд» перешел из Кабардинской в Асфальтовую. Правее от него действовал 2-й батальон «Нордланд», поддерживавший связь со словаками. Третий батальон «Нордланд» осуществлял охранение в районе Кабардинской, где был расквартирован командный пункт полка. Командный пункт дивизии «Викинг» разместился в Апшеронской. Полк «Германия» 7 и 8 августа сменил части 97-й егерской дивизии в районе Нефтяная, Нефтегорск. 97-я егерская дивизия продвинулась дальше по туапсинскому шоссе в район поселка Травалево, окрестности которого сначала было необходимо очистить от противника. При этом снова отличился Валлонский батальон, с ходу взявший высоту южнее Травалева. Левый фланг 97-й егерской дивизии в районе Каменномостская обеспечил полк «Вестланд». Все части перешли к обороне. Линия фронта состояла лишь из опорных пунктов. На главных направлениях сил было сосредоточено больше. Тыловое обеспечение осуществлялось конвоями, так как из необозримых лесов постоянно совершались нападения. В узких долинах танками сделать больше ничего было нельзя. Боеспособные подразделения, часто силой до роты, вынуждены были ежедневно выезжать для установления связи, так как отдельные разведывательные мотоциклетные дозоры силой до отделения просто уничтожались.
Война в Лесном Кавказе велась хитростью и коварством. Она требовала от каждого офицера и солдата тщательно обдумывать каждое свое действие и искать новые подходы. Это можно проиллюстрировать следующим сообщением: «1-й батальон «Нордланд» находился на гребне высоты у поселка Асфальтовая в охранении. Асфальтовая протянулась от дна долины до гребня горы. Западнее поселка — нефтепромысел. Оборудование для нефтедобычи было взорвано советскими войсками при отступлении. Скважина была забита обломками от нескольких взрывов. Теперь черно-коричневая нефть повсюду искала себе путь, сочилась из земли и сбегала ручейками вниз по долине. Асфальтовая была типичной горной деревней окруженной лесами и горами. На гребне, у последних домов, располагались позиции охранения, занятые батальоном.
Третья рота находилась на левом фланге. К югу гребень высоты постепенно понижался, а со дна долины снова поднимался гребень новой горы. Расстояние до нее составляло около 1400 метров, и на ней засели русские. Склон к долине был лишь частично покрыт кустарником, а подъем на высоту, занятую русскими, порос густым лесом. Только на самом левом участке была небольшая прогалина, где находился маленький колхоз.
Занимая далеко удаленные друг от друга позиции, немцы и русские ежедневно прощупывали расположение противника разведывательными дозорами. Каждое утро выходил разведдозор 3-го батальона «Нордланд», чтобы вести наблюдение за противником и докладывать об изменениях в его расположении. Советские войска оборудовали блиндажи и огневые позиции, готовились к обороне. Передовые артиллерийские наблюдатели на основании данных разведки корректировали огонь артиллерии по местам инженерно-строительных работ русских. Точному наблюдению мешал лес. Поэтому большинство из возвращавшихся командиров разведдозоров докладывало передовым наблюдателям неточные данные. Из-за этого приходилось стрелять дымовыми снарядами, корректировать, потом, может быть, выпускать еще пару дымовых снарядов, и лишь потом открывали огонь на поражение.
Однажды утром разведдозор 3-й роты попал в засаду. Лишь с большим трудом ему удалось пробиться назад. Результат: один тяжелораненый, два — легкораненых, которых с большим трудом при постоянной перестрелке с русским разведдозором удалось донести к своим.
Гауптштурмфюрер Блум, командир 3-й роты, решил применить хитрость против хитрости. Ежедневно разведка докладывала, что русские каждую ночь бывают в колхозе на нейтральной полосе, берут воду и готовят еду. Находящаяся неподалеку бахча заметно пустела день ото дня. Как-то утром немецкое саперное отделение заминировало подступы к колхозным домам. На гребне высоты у Асфальтовой четыре станковых пулемета 4-го взвода взяли на прицел здания, точно установили дальность и секторы стрельбы. Так, точно наведенные в цель, станковые пулеметы могут вести действительный огонь и ночью. А на этот раз целей для стрельбы было как раз четыре.
На следующую ночь внимание на немецких позициях было повышено. В полночь у колхоза раздались взрывы. Это был сигнал. Пулеметчики у четырех станковых пулеметов тут же нажали на спусковые крючки и открыли огонь. Тьму ночи прошили светящиеся трассы длинных очередей (для лучшего целеуказания в пулеметные ленты станковых пулеметов каждый пятый патрон заряжался с трассирующей пулей). Отдельные пули рикошетировали и уходили вертикально вверх в ночное небо, где были видны до тех пор, пока не сгорал их светящийся заряд.
Можно себе представить результат. Направленный на следующее утро разведывательный дозор обнаружил в разных местах следы крови и волочения».
Это сообщение лишь слегка проливает свет на беспощадную борьбу в Лесном Кавказе. Так, например, мотоциклетный дозор полка «Нордланд» в ущелье попал в засаду и был уничтожен. Лишь двум солдатам удалось пробиться к лесу и выжить. Направленный следом крупный отряд обнаружил только лишь разбитые мотоциклы с колясками и погибших.
В другой раз был направлен разведывательный дозор 1-го батальона «Нордланд» для связи со 101-й егерской дивизией. Дозор под командой унтерштурмфюрера попал под обстрел и выполнить задания не смог. Штурмбаннфюрер Полевач вспомнил о старом опытном участнике разведывательных дозоров унтершарфюрере Штоке из 2-й роты. Унтершарфюрер Шток был родом из Тироля. Его вызвали на батальонный командный пункт, где в это время находился и командир полка, оберфюрер фон Шольц. Объяснив обстановку и поставив задачу, Полевач спросил Штока: «Унтершарфюрер Шток, вы сможете выполнить эту задачу?»
«Так точно, штурмбаннфюрер, но у меня должна быть полная свобода действий. Мой разведдозор должен быть вооружен автоматами. Кроме того — ручными гранатами. И больше — ничем. Тяжелое вооружение и даже поясные ремни останутся здесь. Люди должны быть переобуты в спортивные тапочки. Мы должны быть легкими и подвижными!»
Такого еще никто никогда не требовал, но Шольц и Полевач согласились с требованием Штока. И разведывательный дозор вышел словно на спортивное состязание. Шток шел впереди, как будто по своим родным горам, за ним следовали его люди. Разведывательный дозор установил связь с соседней 101-й егерской дивизией и без потерь возвратился в батальон.
Шток получил Железный крест первого класса, чин обершарфюрера и долгое время в этом чине командовал отделением.
Этот рассказ нельзя закончить, не упомянув немецкие военно-воздушные силы, постоянно поддерживавшие сухопутные войска. Здесь надо сказать о 77-й эскадре пикирующих бомбардировщиков, заставлявшей своими атаками противника отходить.
В августе и сентябре 1942 года 3-я разведывательная эскадрилья 14-й разведывательной группы (Pz) базировалась на аэродроме в Майкопе. Эскадрильей командовал обер-лейтенант Ланг. На вооружении эскадрильи состояли самолеты FW-189. Буквы «Pz» за номером группы означали, что самолеты оснащены оборудованием для взаимодействия с танковыми частями. FW-189 был двухфюзеляжным самолетом, его выпускал завод «Фокке-Вульф». Он располагал большой и удобной для наблюдения кабиной, так необходимой для самолета-разведчика. По бортовому журналу обер-лейтенанта Ланга можно еще раз проследить все наступление на Кавказ. В бортовой журнал занесены все перемещения 57-го танкового корпуса, в интересах которого летала эскадрилья:
«28.7.1942 -Таганрог
01.8.1942 — Егорлыкская
04.8.1942 - Белая Глина
05.8.1942 — Ильинская
12.8.1942 — Алексеевский
16.8.1942 — Бельвеченская
21—27.8.1942 — Кабардинская
27.8.1942 — Апшеронская (придана дивизии СС «Викинг»)»
Наряду с двумя другими авиационными частями, базировавшимися на аэродроме в Майкопе, необходимо упомянуть о 2-й роте 32-го авиационного полка связи, которая устанавливала и поддерживала связь со всеми штабами Люфтваффе и сухопутных войск.
Первая попытка 44-го егерского корпуса пробиться к Туапсе силами 101-й и 97-й егерских дивизий потерпела неудачу. Горно-лесистая местность, отсутствие дорог и противник, закрепившийся после стремительного отступления в горах и, под энергичным нажимом Ставки, снова перешедший к организованной обороне, нарушили ход немецких операций.
Чтобы продолжить наступление вдоль дороги Майкоп — Туапсе к черноморскому побережью, необходимо было получить подкрепления. Если выражаться точнее, то провести перегруппировку. ОКВ не изменило целей, определенных на Кавказе, и продолжало от слишком малых сил требовать слишком многого. Тринадцатая танковая дивизия и 16-я пехотная (моторизованная) дивизия уже покинули Западный Кавказ, чтобы продолжить наступление на Восточном Кавказе. Дивизия СС «Викинг» должна была последовать за ними. Фронт в высокогорье был ослаблен, а освободившиеся войска подводились для нового наступления на Туапсе. Первая танковая армия генерал-полковника фон Клейста, как и планировалось раньше, должна была продолжить наступление через грозненский нефтеносный район до побережья Каспийского моря. В этой операции должна была принимать участие и 4-я танковая армия генерал-полковника Гота, но Сталинград и операция «Фишрайер» («Серая цапля»), которая должна была планомерно завершиться, привязали эту армию к Волге. У Сталинграда группа армий «В», а вместе с ней и 4-я танковая армия, увязала все сильнее, и это со временем становилось все более очевидным.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

32 гвардейская стрелковая дивизия 15 нояб 2015 16:13 #6

  • Fortune
  • Fortune аватар
  • Не в сети
  • Захожу иногда
  • Сообщений: 52
  • Спасибо получено: 10
Мой дед Новиков Александр Петрович воевал в 32 гвардейской Таманской стрелковой дивизии политруком пулеметной роты, нач.штаба батальона и комбатом 3 батальона 85 полка. За вывод из окружения в районе ст. Куринской своего подразделения был награжден "Орденом Красной Звезды", за штурм и оборону высоты 121,4 "Орденом Красного Знамени", при расширении Керченского плацдарма "Орденом Великой Отечественной войны 1 степени", при штурме Сапун-горы был ранен, в марте 1944 "Орденом Александра Невского". Был награжден медалями "За оборону Кавказа", "За взятие Кенигсберга", "За боевые заслуги". Прошел весь боевой путь 32 гв. стр. Таманской дивизии до Германии.
На фото кадр из фильма ВВС "Неизвестная война" Битва за Кавказ, на 8.15 гвардейцы 32 гвсд.
слева мой дед.



Последнее редактирование: 16 нояб 2015 07:55 от redactor.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

32 гвардейская стрелковая дивизия 15 нояб 2015 20:24 #7

  • Fortune
  • Fortune аватар
  • Не в сети
  • Захожу иногда
  • Сообщений: 52
  • Спасибо получено: 10
Десантники 2 воздушно-десантного корпуса.
Вложения:
Администратор запретил публиковать записи гостям.

32 гвардейская стрелковая дивизия 16 нояб 2015 07:54 #8

  • redactor
  • redactor аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 382
  • Спасибо получено: 61
Журналы боевых действий 32 Гв.СД есть на нашем сайте, в разделе "Хроника войны".
Они переведены в текстовый формат, по ним работает поиск. В ближайшее время раздел будет дополнен журналами БД по 32 Гв.СД за весь 1943 год.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

32 гвардейская стрелковая дивизия 16 нояб 2015 08:35 #9

  • Fortune
  • Fortune аватар
  • Не в сети
  • Захожу иногда
  • Сообщений: 52
  • Спасибо получено: 10
kpgadmin, у меня есть книга комдива "32я гвардейская. Боевой путь" Н.К. Закуренко. Издано в 1978году. Могу постепенно ее отсканировать. А вот куда выкладывать?
Администратор запретил публиковать записи гостям.

32 гвардейская стрелковая дивизия 16 нояб 2015 08:42 #10

  • Fortune
  • Fortune аватар
  • Не в сети
  • Захожу иногда
  • Сообщений: 52
  • Спасибо получено: 10
Фото периода переформирования 2 ВДК в г. Орджоникидзе. На первом фото мой дед Новиков А.П. слева. Справа не знаю, кто. На втором фото надпись с обратной стороны Павел Парамонов, ст. сержант, г. Орджоникидзе, октябрь 1941 г.
Вложения:
Администратор запретил публиковать записи гостям.

32 гвардейская стрелковая дивизия 16 нояб 2015 09:13 #11

  • redactor
  • redactor аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 382
  • Спасибо получено: 61
Книгу проще уложить на свой гугл или яндекс-диск, на иное хранилище, и дать в теме на нее ссылку.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

32 гвардейская стрелковая дивизия 16 нояб 2015 10:33 #12

  • Fortune
  • Fortune аватар
  • Не в сети
  • Захожу иногда
  • Сообщений: 52
  • Спасибо получено: 10
Согласно наградного листа мой дед в этом эпизоде был политруком роты отдельного пулеметного батальона, однако, нигде в составе 32 гвсд я не нашел пулеметных батальонов. Значит ли это, что в каждом стрелковом полку было по пулеметному батальону? В каком полку состояли пулеметный батальон и рота моего деда на этот момент? В журнале боевых действий дивизии нашел данные об окружении 82 гвсп в это время, значит ли это, что пулеметные подразделения, вышедшие из окружения, описанного в наградном листе, состояли в этом полку?
Вложения:
Администратор запретил публиковать записи гостям.
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • ...
  • 7