All for Joomla All for Webmasters
  • Email : kubanplazdarm@gmail.com

  • Phone : +7 918 000 111 2    

Суббота, 13 февраля 2016 12:57

Танки в горах

Автор 
Оцените материал
(3 голосов)

Памятник войнам, погибшим без погребения в годы Великой Отечественной войны, урочище Поляна Смерти 5 километров северо-западнее станицы Шапсугской. Большой круглый предмет лежащий на памятнике - это люк вентиляции с башни танка Т-26, через который отводились пороховые газы после выстрела. В этой статье речь пойдет о войнах 126-го отдельного танкового батальона, принявших неравный бой  в предгорьях Северного Кавказа...

27 апреля 2007 г. на скале у брода через реку Абин, что в 6 км севернее станицы Шапсугской, расположила свой лагерь Краснодарская краевая поисковая общественная организация «Юг». Предстояло произвести разведку по местам сражений периода 1942-1943 гг. перед летним поисковым сезоном. В состав отряда традиционно вошли работники музеев Крымска и Абинска, а так же жители этих районов. 
Основная задача организации «Юг» - поиск и перезахоронение останков воинов, погибших на полях сражений Великой Отечественной войны. Прошло уже более 60 лет с тех пор, как на Кубанской земле отгремели бои последней войны, а останки солдат, защитивших Отечество, не только не обрели упокоения, но еще и постоянно подвергаются разрушению и ограблению со стороны многочисленных мародеров-чернокопателей, искателей оружия и ценностей.
От разведки больших результатов не ожидали. Поиск – это во многом дело случая. В разных местах на склонах гор были найдены останки нескольких советских бойцов, но разбросанные и разрушенные. О том, что это «наши» красноречиво говорили отечественные пряжки для ремней, пуговицы со звездами, патроны и гранаты, рожки и винтовки СВТ, характерные в основном для начального периода войны. 

Башенный люк танка Т-26 образца 1933-34 года,наденный в урочище Гортоп в 2015 году

Зашедший на «огонек» чернокопатель подсказал, что видел останки на поляне Гортопа, от лагеря путь довольно неблизкий. 30 апреля день был довольно ненастный, срывался дождь, но все равно решили под вечер пробежаться на Гортоп.
Из разговора с местным жителем: «…Гортоп? Там до войны хутор был, два или три дома. Лес заготавливали для Краснодара. А в войну все сгорело и кто жив остался, на место не вернулся. Там после войны землю под бахчу давали. А кости там везде валялись, межу между участками черепами мостили…» (Для местных жителей, переживших многомесячный кромешный ад постоянных страданий, голода и смертей в эпицентре столкновения двух враждебных армий, проблемы добра и зла утратили свое первоначальное значение и превратились в утилитарное выживание).
Несмотря на клятвенные заверения чернокопателя, что место обнаружения останков найти легко, экспедиция час добиралась до Гортопа и еще полтора часа скиталась по буеракам в густых зарослях молодого леса. Широкая длинная поляна Гортопа за последние 10 лет полностью заросла кустарником и деревьями. Но по ее окраинам, там где деревья повыше, в корнях начали находить кучки аккуратно сложенных берцовых и других крупных костей человеческого скелета. В радиусе 5-6 метров все перекопали, просеяли и это позволило найти еще несколько фрагментов. Такие разрушенные захоронения дают меньше всего информации, но останки оставлять нельзя, второй раз можно просто не найти. Два объемных пакета – это на взгляд опытного поисковика останки не менее 3-4 бойцов. 
Поляна Гортопа оказалась древним ритуальным местом. Тут и там возникали в зарослях небольшие курганы, обложенные камнем, попадались плиты из развалов дольменов, на ровных площадках можно было угадать расположение жилищ.
Наконец у верхнего края правого склона, под деревьями был обнаружен свежий раскоп. Части черепа, кости и разбросанные вокруг двухрядные диски к танковому пулемету Дегтярева красноречиво свидетельствовали о том, что здесь приняли свой последний бой танкисты.

Остатки танка Т-34-76 на месте боя

О том, что на поляне Гортопа после войны долго видели два сожженных танка, знали давно. Потом их утащили на металлолом. Несколько лет назад поисковикам из «Юга» удалось откопать там же на поляне массивную крышку башенного люка. Представьте какой страшной силы должен быть взрыв горящего танка, если крупные фрагменты находили за 200 и более метров от эпицентра. 
Поэтому всегда предполагалось, что танкисты погибали в своей боевой машине, сгорая вместе с боезапасом. Оттого и диски к танковому пулемету попадаются крайне редко, в отличие от широких лепешек Дегтярева пехотного, валяющихся на местах боев в изобилии. 
Озадачивала сама по себе ситуация применения танков в горах. Дороги практически отсутствуют, крутые склоны, многочисленные ущелья и овраги, раскисшая глина, скользкая как мыло и расположение противника на господствующих высотах делали танки уязвимыми мишенями. 
Обращало на себя внимание большое количество найденных взрывателей от противотанковых мин. Значит, противником на этом участке была заранее оборудована полоса противотанковой обороны, завалы и минные поля. В сотне метров выше нашлись и круговые укрепления артиллерийских батарей, бившие из засады по наступавшим.
Так или иначе место раскопок было точно определено и 1 мая с утра приступили к работе 
Самый опытный эксгуматор Александр Еременко работал не покладая рук несколько часов шпателем и кисточкой очищая от земли человеческие остовы. В отличие от жадных мародеров, крушащих лопатами все и вся, его работа похожа на работу ювелира. Но нужно представить, что чем отчетливее проступают из земли следы агонии бойца, тем все тяжелее становится на душе у того, кто занят этим скорбным делом.

 

Танковые очки,  петличные эмблемы танкистов,пуговицы с обмундирования- предметы найденные на месте боя

После долгих часов кропотливого труда открылась следующая картина. На склоне, у корней деревьев, на расстоянии не более полутора метров друг от друга были обнаружены останки трех бойцов. Слева впереди, метрах в сорока нашли пятно горелой земли – здесь взрывом у танка вырвало днище и земля была нашпигована осколками брони, покореженными деталями и гильзами. Попался даже перекрученный взрывом запасной ствол к пулемету. 

Можно было предположить, что когда танк был подбит и загорелся, экипажу удалось покинуть его, захватив ручное оружие и боеприпасы и прикрываясь броней, отползти чуть ниже и вправо, где возвышался небольшой каменный курган и возможно, в тот период, какое-то строение. Здесь танкисты приняли последний бой. Об этом свидетельствовали около десятка расстрелянных до последнего патрона двухрядных дисков, диск от автомата ППШ, граната Ф-1 без взрывателя и многочисленные гильзы.
Можно предположить, что крайний слева танкист не только вел огонь по противнику, но и оказывал помощь своим товарищам. У него на останках были найдены на уровне пояса два патрона к револьверу «наган» - характерный запас, чтобы не сдаваться в плен живым или будучи раненым не быть заколотым штыками. Такой же запас обнаружился и у остальных. Случай, впрочем, нередкий для «поляны смертей». Но у него не было пряжки поясного ремня. Зато у того, что лежал посередине, нашлось сразу две отечественные однозубые пряжки – одна там, где ей положено - на уровне пояса, а другая – на левой ноге выше колена. Кость там была перебита осколком и раздроблена и ремнем, видимо, накладывали жгут на обрубок бедра, чтобы остановить кровотечение. Пуговицы со звездами, пули, осколки, отвертка с остатками деревянной рукоятки в руке, поднесенной к виску, словно замахиваясь в последний раз. И уж совсем неожиданной оказалась находка пластмассовой капсулы «смертника». В таких, завинчивающихся пробкой, пенальчиках хранилась записка с перечнем фамилий бойца и его родных на случая гибели и опознания.

 

Смертный медальон и вкладыш Новохацкого Максима(Михаила) Арсетьевича,командира башни танка Т-34-76 126 отдельного танкового батальона

В августе 1942 года потери Красной армии исчислялись уже миллионами и всю статистику по этому вопросу надолго засекретили. А взамен капсул «смертников» бойцам начали выдавать по приказу наркома Маленкова картонные солдатские книжки, часто полевого образца без фотографий. На трупах погибших незащищенная бумага истлевала бесследно, стирая имя павшего из памяти потомков. А капсулы «смертники» оставались лишь у тех бойцов, кто получил их до августа 1942 г.
За одиннадцать лет работы поискового отряда «Юг» было перезахоронено около 700 погибших воинов. И найдено только 6 «смертников». Этот был седьмым. Находка чрезвычайно редкая, тем более что в остальных капсулах ни одного имени установить не удалось.
Третий справа, предположительно, был водителем. У него обнаружили стекла водительских очков и детали респиратора. У него также нашли пуговки со звездами, лампочку внутренней подсветки приборов, много осколков и пуль. 
Когда уже полностью очищенные от земли останки были тщательно сфотографированы и уложены в пакеты, прошлись металлоискателем еще раз по раскопу для подстраховки. Сигналы были повсюду, но очень слабые. Дабы не пропустить какую-нибудь мелкую деталь, начали комок за комком подносить к рамке металлоискателя. Большой ком уменьшился до размеров ореха, а сигнал все поступал. Наконец, на ладони оказалась тонкая грязная пластинка. Одно движение пальцев и перед поисковиками предстал силуэт танка. Это оказалась эмблема танковых войск с петлиц. Окрыленные удачей, начали с еще большей энергией просеивать землю и обнаружили еще два «танка» и красный эмалевый треугольник с петлиц, соответствующий званию «младший сержант». В последствии и на останках двух других танкистов также обнаружили по одной эмблеме танка. 
С нетерпением дождались вечера, когда солнце, клонясь к закату, уже было не таким ярким, и решили вскрыть капсулу и развернуть записку. Стандартный печатный бланк с пробелами, заполненными чернилами от руки, представлял собой узкую бумажную ленту, пожелтевшую от времени и скатанную в тонкую трубку. Буквально трясущимися руками начали разворачивать записку и тут же переписывать текст, опасаясь, что вылинявшие чернила исчезнут прямо на глазах. Погибший боец обретал имя.
Новохатцкий Максим Арсениевич 1921 года рождения. Призван в армию Калиновским РВК Павловского с/с, деревня Павловка. Из родных обозначена только мать: Новохатцкая Анна Макеевна. Вот так безвестный солдат возник из небытия. Но откуда вообще появились танкисты в горах?

Участники экспедиции на месте последнего боя танкистов 126 ОТБ 2007 год


Немецко-фашистское командование, не добившись в сентябре 1942 года решающего успеха на правом крыле армии «А» на новороссийском направлении и потерпев поражение в районе Абинской, в конце месяца усилив 17-ю армию 10-й и 19-й румынскими пехотными дивизиями, начало сосредоточивать основные силы армии на туапсинском направлении.
На обороняющуюся 47-ю армию (77, 216и 318-я стрелковые дивизии, 81, 83, 255-я морские стрелковые бригады общей численностью около 18500 человек) возлагалась оборона полосы от южной окраины Ахтырская до Геленджика (шириной 75 км) с задачей удерживать восточный берег бухты Цемесской и прочно оборонять треугольник – Шапсугская, Адамовича Балка, Геленджик – как с суши, так и с моря.
Единственное танковое подразделение 47-й армии – 126 отдельный танковый батальон. Это подразделение было сформировано в 1940 году в составе 41-й легкой танковой бригады в г. Тбилиси. В мае 1941 года дислоцировался в Армянской ССР. 20 августа 1941 года батальон в составе 47-й армии пересек Советско-Иранскую границу и сосредоточился в Урмии. 28 октября 1941 года батальон был выведен с территории Ирана. С 1 января по 16 мая ОТБ вел бои на Керченском полуострове. С 12 августа в составе 47-й армии воевал в районах: Ахтанизовская, Крымская, Нижнебаканская, где взаимодействовал с 103-й отдельной стрелковой курганской бригадой. 
К началу этих боевых действий батальон (командир майор Решетин) имел 36 танков, в основном легких Т-26. 
С утра 17 августа 1942 года противник силами до 18 танков с двумя ротами автоматчиков при поддержке 2-3 артиллерийских и минометных батарей перешел в наступление с Ахтырской на Абинскую. 
Этот населенный пункт обороняла 1-я рота 126 ОТБ в составе 11 танков Т-26. Она в течение двух часов вела бой с танками противника, а затем отступила на запасные позиции. На западной окраине Абинской завязался уличный бой.
В результате рота потеряла в бою 7 танков и 3 были взорваны по приказу военного комиссара роты. (Впрочем, жители Абинской утверждали, что гитлеровцы довольно быстро привели несколько брошенных танков в рабочее состояние и раскатывали на них в районе моста через реку Абин). Единственный уцелевший Т-26 отошел на рубеж в район Шапсугская. 
Как свидетельствовали партизаны отряда «За Родину» утром 18 августа 1942 года к хутору Николаевскому прорвался из-под Абинской легкий танк. Весь корпус был в крови, в гусеницах застряли куски мяса. Танкисты во главе с лейтенантом сообщили, что Абинская занята противником и из окружения удалось вырваться им одним. Остальные были подбиты или сожжены. Единственный выход состоял в том, чтобы на полном ходу, не имея боеприпасов, прорваться через цепи противника, давя его гусеницами и броней…
18 августа приняла бой с противником 2-я танковая рота, сосредоточенная в районе Кравченко, Новоукраинский. Германские войска насчитывали 30 танков, 20 автомашин с пехотой и двигались в сторону Крымской. 
3-я танковая рота (командир - старший лейтенант Снегур) с рубежа восточной окраины Крымская дважды контратаковала противника (восемь Т-26 и два Т-34) совместно с 4-м батальоном 103-й бригады пехоты и до исхода 19 августа 1942 года не давала возможности противнику овладеть ст. Крымской. Однако уже 20 августа немцы, подтянув резервы, овладели Крымской, и все танки 3-й роты попали в окружение, где, видимо, все погибли. 
К 22 августа 1942 года за пять дней боев батальон потерял 30 из 36 танков. Оставшиеся на ходу машины прикрывали выход 103-й ОСБр из окружения в районе Новороссийска.
К 9 сентября 1942 года батальон был перебазирован в Фальшивый Геленджик, где находился на переформировании до начала января 1943 года.
В начале января 1943 года 103-я ОКСБр второго состава, после пополнения и переформирования, преодолев Кабардинский перевал, заняла боевой порядок севернее Шапсугской в 2-4 км. Правее 77-я стрелковая дивизия, левее 81-я морская бригада. Курсантские батальоны были усилены 126-м отдельным танковым батальоном (командир – майор Пручковский). Среди танкистов тогда же находился и капитан Снегур, участник обороны Крымской.
9 января 103-я отдельная курсантская стрелковая бригада получила боевой приказ: «10 января 1943 года прорвать оборону немцев в районе высоты «скаженная баба» - Щель памятная и к исходу дня овладеть станицами Абинская и Крымская, отрезав таким образом немцам выход на Тамань к переправе». Выполнить такой приказ силами одной, пусть даже сильной бригады – дело сомнительное. Но командование 47-й армии, находясь в состоянии некой эйфории от побед под Сталинградом и памятуя об осеннем разгроме 3-й румынской горнострелковой дивизии под Абинской, считало, что «вшивые румыны» не заслуживают того, чтобы ими серьезно заниматься. Поэтому и разведку не проводили – командование считало это излишним и даже вредным. Требовали с ходу, после короткой артподготовки, прорвать оборону и выполнить боевую задачу. Решение это было утверждено командармом 47-й армии генерал-лейтенантом Камковым.

Август 1942 год. Танк Т-26 из 126 отдельного батальона с десантом на боорту


Никто не учитывал, что за несколько месяцев противник создал на высотах сильную глубоко эшелонированную оборону. Обширные минные поля, система взаимоподдерживающих пулеметных дзотов с траншеями полного профиля в сочетании с лесными завалами и проволочными заграждениями представляли серьезное препятствие для наступающих. Кроме того румынские подразделения были укреплены немецкими формированиями артиллерийских и минометных батарей с заранее пристрелянными участками обороны.
Наступлении, начавшееся 12 января при крайне неблагоприятных погодных условиях, без поддержки авиации и артиллерии и прямо через минные поля привело к катастрофическим потерям бригады. Танки в этом наступлении должны были высаживать десант автоматчиков, но из-за раскисшей глины дорог не применялись. 
Вспоминает С. С. Покрышкин, бывший курсант-связист: «В Шапсугской танки стояли на северо-западной окраине. Вдоль реки Адегой, перед мостом и за мостом. Стояли они и вдоль реки Абин на левом берегу на опушке леса между Шапсугской и Эриванской. Танки были разные – и наши и «лендлизовские». Мы их видели, когда ходили за хлебом в пекарню ст. Эриванской. В первом наступлении они не участвовали. А вот припоминаю случай, связанный с танком или двумя танками. Надо было перебросить через передовую в тыл противника кого-то для разведки и связи с партизанским отрядом. Ночью в Шапсугской взяли проводника, посадили в танк и отправились, но назад никто не вернулся». (В районе «поляны смерти» поисковикам не раз попадались фрагменты легкобронированного клепанного танка М-3л «Стюарт» американского производства. Броня имела следы белой «зимней» окраски).
По воспоминанием И. А. Логвинова, замполита пульбата: «27 января 103-я ОКСБр с 383-й стрелковой дивизией (Привалова) взяли 8 дзотов, но потеряли 2 танка бригады (у нас была танковая рота Т-26). Помешало отсутствие авиационной поддержки и слабая (из-за экономии боеприпасов) артподготовка».
А вот свидетельство А. М. Седлецкого, ветерана бригады: «…Наш батальон выдвигался на боевой рубеж. Курсанты шли цепью по молодому лесу за тяжелым танком. Падали в грязь и снег, поднимались и снова поспевали за танком, который медленно, ломая деревья, полз, а мы старались держаться ближе к нему. Немцы с сопок наблюдали эту толкотню и методично обрушивали на нас огонь минометов и орудий. Пока мы двигались на исходный рубеж и танк был подбит и погибли многие курсанты…».
В водоеме базы отдыха «Лесное озеро», при проведении водолазных работ на глубине 17 метров был обнаружен танк, предположительно похожий на Т-26. Точнее не позволял установить это трехметровый слой жидкого ила. Подобный танк уже является в мире раритетом и было бы желательно, чтобы этот памятник истории не пропал бесследно со временем, а занял бы почетное место на постаменте в память о тех танкистах, что горели и погибали в своих машинах, защищая родные края.
А пока, возможно, основой памятного знака послужит нижний броелист Т-26, найденный в прошлом году у Шапсугского Брода.

Один из нижних бронелистов танка Т-26, обнаруженных  в районе брода, у реки Абин

Сергей Ростовский, научный сотрудник Крымского краеведческого музея, поисковик Краснодарской краевой общественной организации «Кавказ».

Прочитано 1647 раз Последнее изменение Воскресенье, 27 марта 2016 08:17

Медиа

Репортаж телекомпании "Электрон" об экспедиции поиского отряда "ЮГ"
Другие материалы в этой категории: « Военная техника на островах

Добавить комментарий

Защитный код